Путь на Амальтею лежит через космодром Свободный!

Путь на Амальтею лежит через космодром Свободный!

Пятидесятилетию творческой деятельности братьев Стругацких

 и её результатам посвящается.

Более тридцати лет назад впервые прочитал сборник фантастики братьев Стругацких - «Путь на Амальтею». Повесть одноимённого названия: восемьдесят страниц прочитываются на одном дыхании – написано ярко, образно, талантливо…

После этого перечитывал-перелистывал сборник более десятка раз… Вновь держу его в руках: издательство ЦК ВЛКСМ (Центрального комитета Всесоюзного ленинского коммунистического союза молодёжи) «Молодая гвардия», 1960… тираж 315 000 экземпляров – очень неплохими тогда тиражами издавали книги!.. и стоили они недорого: цена 2 р. 15 к., с 1/1 1961 г. 22 коп.

Аннотация на второй странице:

«Авторы этой книги – молодые писатели Аркадий Натанович Стругацкий и Борис Натанович Стругацкий – выступили в жанре научной фантастики сравнительно недавно – в 1958 году. Читатели знают их по повести «Страна багровых туч» и рассказам, опубликованным в журнале «Знание – сила».

А.Н.Стругацкий – в прошлом офицер Советской Армии, по специальности референт-переводчик с японского языка. Б.Н.Стругацкий – астроном, работает в Пулковской обсерватории.

В настоящую книгу вошли их не опубликованные ранее произведения – повесть «Путь на Амальтею», которая является в какой-то степени продолжением повести «Страна багровых туч», и три новых рассказа. Сборник посвящён различным вопросам проникновения человека в космос. В каждом из произведений авторы стремились подчеркнуть смелость и самоотверженность людей Земли, их находчивость и самообладание в минуты опасности, дружбу, связывающую их, и готовность любой ценой оказать поддержку друг другу».

***

1.

Не одно поколение выросло, читая книги Стругацких. И недаром братья были любимы теми, кто увлекался фантастикой, кто – если взять много шире – всемерно стремился к личному и общественному развитию,- их всех объединяли общие идеалы, общие цели, высвеченные предшественниками писателей:

«ВОПРОС: Кто из писателей, русских и иностранных, более всего, … оказал влияние на формирование ваших литературных интересов, языка, стилистики и так далее?

…Алексей Толстой, Гоголь, Салтыков-Щедрин. Проза Пушкина. Затем, значительно позже, Достоевский. В определенной степени Леонид Леонов, его "Дорога на Океан". Головой в небеса упирается для нас Булгаков, он мог бы здорово повлиять на нас, но нам его дали слишком поздно. Из иностранцев - Диккенс, Уэллс, конечно, Чапек, Акутагава, Хемингуэй, Фейхтвангер. Немного и кратковременно Кафка.

А на сюжетную смелость нас поощрил пример Ефремова и Станислава Лема».

(Из интервью 28.07.1981 - по магнитофонной записи. Все следующие цитаты А.Н. и Б.Н. Стругацких, кроме особо отмеченных, также взяты из интернет-сборника «Публицистика братьев Стругацких», http://www.rusf.ru/abs/ludeni/str_publ.arj)

В школьные мои годы (1970-ые – начало 80-ых) фантастики в Советском Союзе издавалось мало, хотя потребность была огромной. В библиотеках за фантастическими произведениями были очереди, а то немногое, что можно было приобрести без особых затруднений и связей, по большей части не представляло интереса.

Почему? Об этом – из выступления на Пленуме Совета по приключенческой и научно-фантастической литературе при Союзе Писателей СССР в мае 1986 года А.Н.Стругацкого («О положении в литературной фантастике», 1986. Частично вошло в публикацию "Многие из вас спрашивают..." в "Уральском следопыте", 1987, №4. Полностью опубликовано в Библиографическом указателе, Самара, 1986, с.27-44. Печатается по рукописи.):

«Годом рождения современной фантастики мы считаем 1957 год – год запуска первого искусственного спутника Земли и выхода в свет новаторского романа Ефремова "Туманность Андромеды". …

Сразу же после этого целый ряд издательств и журналов нашей страны взялся за освоение научно-фантастической литературы. Особые заслуги перед отечественной фантастикой принадлежит издательству ЦК ВЛКСМ "Молодая гвардия". Ее редакцию фантастической и приключенческой литературы можно без преувеличения назвать колыбелью современной фантастики.

Коллектив, возглавляемый Сергеем Жемайтисом и Беллой Клюевой - специалистами высочайшего класса, энтузиастами и знатоками, мастерами редакционного дела, глубоко понимавшими суть и назначение избранного ими вида литературы, с самого начала стал ориентироваться на активного, энергичного, восприимчивого строителя нашего общества, как раз и составляющего основной контингент многомиллионного читателя фантастики.

Именно в стенах этой маленькой редакции развились и определились практически все течения и направления современной советской фантастики, получила боевое крещение и возмужала вся когорта авторов, вошедших в литературу вслед за "Туманностью Андромеды" и двинувших советскую фантастику на мировую арену. Именно эта редакция создала советскую фантастику и так называемый "бум" в 60-е годы, когда издавалось по десятку книг в год, когда начал выходить ежегодник "Фантастика", во многом возместивший потери от отсутствия специального журнала, когда была задумана и основана "Библиотека советской фантастики", когда том за томом выходила подписная "Библиотека современной фантастики", ставшая, между прочим, образцом для подобных изданий, предпринятых впоследствии в Японии, США и некоторых других странах».

(Надеюсь, обширные цитаты помогут лучше воссоздать истинную картину прошлого.)

Да, помнится – основная масса фантастики была именно издания 60-ых. Издания 70-ых встречались заметно реже и читать их было – с точки зрения подростка, коему необходим богатый событийно и эмоционально насыщенный ряд – скучновато. Об этом – далее.

«Вдруг на рубеже 60-70-х годов все в одночасье переменилось. Редакция была разгромлена. Прежних работников уволили кого куда, отказались от авторского актива, бережно выращенного на протяжении десятилетия, а вместо книг стали выдавать велеречивые программы и декларации. Непосредственными инициаторами и исполнителями этого некрасивого дела были тогдашний директор "Молодой гвардии" Ганичев - ныне руководитель "Роман-газеты", Осипов - до недавнего времени почему-то директор "Художественной литературы" и Юрий Медведев - ныне, кажется, заведующий одним из отделов журнала "Москва". (Напомню: выступление 1986-го.)

Какие цели преследовались этим бессмысленным разрушением сложившейся и процветавшей системы издания советской фантастики, сказать трудно.

Откровенные высказывания авторов этого разрушения настолько одиозны, что в публичном выступлении им не место. Словесные громы насчет "примата сибирской фантастики" над всеми иными "фантастиками" нашей страны принять всерьез нельзя, над ними смеются прежде всего сами сибиряки. И уж очень невнятны обвинения в адрес "старой" фантастики, время от времени появляющиеся на страницах прессы. Мы прочли о "супермодернизированных хулиганах и уголовниках", об "идейках превосходства элиты интеллектуалов", о "засилии иностранных имен вроде Джека и Сола"; прочли и грустно переглянулись: ведь это пишется о Днепрове, о Савченко, о Жемайтисе, о Гансовском, о Громовой... Эхе-хе!

Так или иначе, разрушение прошло успешно. На месте изгнанного на пенсию Жемайтиса воссел во главе редакции Юрий Медведев. Новые сотрудники редакции, не знающие ни сомнений, ни срама, повели себя неописуемо простодушно, как шкодливые подростки в какой-нибудь подворотне.

Со скандалом был вынужден порвать с редакцией один из сильнейших и опытнейших писателей-фантастов Владимир Савченко.

С 75 года несколько лет лежал без движения сборник рассказов Дмитрия Биленкина.

С 73-го года несколько лет лежал сборник А. и Б. Стругацких. Этот сборник повестей пролежал с "движениями", и "движения" эти поистине являли собой шедевры редакционно-издательской некомпетентности, граничащие с нарушением УК РСФСР. Его спасло только прямое вмешательство ЦК КПСС.

…За всю вторую половину 70-х годов редакция Медведева выпустила едва десяток названий фантастики. То ли устрашившись дела рук своих, то ли, что менее вероятно, ощутив угрызения совести, Ганичев, Осипов и Медведев кинулись врассыпную из издательства, оставив за собой дымящиеся развалины некогда стройного и мощного редакционно-издательского аппарата. …

Во главе редакции фантастики встал Владимир Щербаков.

…К чести Щербакова надлежит прежде всего отметить, что он очень быстро справился с разрухой, оставленной Юрием Медведевым. …ему удалось наладить достаточно ровный выпуск названий фантастики, сравнимый, кажется, с выпуском в лучшие времена "бума" 60-х годов. И самое главное, он не только активно втягивает в публикации новые имена, имена молодых, но и вернулся к изданию фантастов нового старшего поколения.

Все бы хорошо, вот только уровень, литературный уровень произведений, выходящих из его редакции!

Именно примитивизм, вторичность, дилетантизм, даже школьничество основной массы этой продукции отмечают почти каждую новую книгу, выпущенную Щербаковым. Главным образом это относится к молодым авторам…»

К сему нужно заметить, что и «целый ряд издательств и журналов» оказался не так уж велик по разным причинам:

"Детская литература" ограничена возрастной спецификой. "Знание" мощно отбивается от фантастики, не содержащей научную и технологическую информацию. Об остальных издательствах и "толстых" журналах речи быть не может, там фантастику за литературу по невежеству не считают, предпочитая публиковать унылую "реалистическую" серятину».

Кроме того -

«Примерно в середине 70-х годов над отечественной фантастикой заклубились новые тучи. Против фантастики ополчился Роскомиздат.

Государственный комитет РСФСР по делам издательств, полиграфии и книжной торговли (судя по положению с издательствами), управляется скверно, однако он вдруг взял на себя цензорские функции…»

Обвинения в адрес редакции «Молодой гвардии» 70-ых, полагаю, всё же грешат однобокостью. Почему? Потому, что она – редакция – в той или иной мере, разумеется, с учётом личных интересов, симпатий-антипатий и многого другого, но всё же учитывала и требования, каковые предъявляло общественное развитие - создавать иную литературу,- качественно иную. А в выступлении А.Н. речь более ведётся о количестве,- по умолчанию предполагается, что качество непременно возрастёт благодаря количеству. Отсюда – и её, редакции, «невнятные обвинения». Если же обобщить эти обвинения, то получится упрёк в подражательстве – в ущерб самобытности, поиску нового, поиску путей дальнейшего развития.

«Тридцать лет назад всем и все было ясно. Впереди (причем сравнительно недалеко) нас ждал коммунизм. Каждый понимал его в меру своих возможностей и способностей (один наш знакомый маркер говаривал: "При коммунизме лузы будут - во!" и показывал двумя руками, какие замечательно огромные будут при коммунизме лузы)»(«Куда ж нам плыть?» «Независимая газета», 1991, №3, с.3; Собрание «Независимой газеты»: дайджест, 1991, №1, с. 4).

Ключевое: «всем и всё было ясно»… Хотя на самом-то деле - вообще мало что было ясно. И примерно на том же уровне, что и никчёмный маркер, «понимали» коммунизм и многие высокопоставленные партийные теоретики, лучше всего знавшие и умевшие одно – «запрещать и не пущать!..», о чём, в общем-то, и докладывал Аркадий Натанович.

Вот и получалось, что в произведениях, описывающих будущее, в массе действовали высокоморальные, добронравственные люди, однако, каким образом они стали таковыми – никто толком объяснить не мог. Даже самые психологически достоверные портреты людей будущего оказывались «без корней».

Почему? Потому, видимо, что описывать нравственное совершенствование своих героев очень трудно, если возможно вообще, без собственного совершенствования. А совершенствовались ли писатели – в самом широком смысле этого слова, подразумевающем прежде узкопрофессионального (если применимо к писательству понятие «профессиональный»), нравственное самосовершенствование - имелось ли у них таковое стремление и способствовали ли этому окружающие условия?..

Касательно стремления – гадать не буду, а вот условия (см. выше) были явно не очень-то подходящие… и привели эти условия к тому, что таковое самосовершенствование явно прекратилось, сменилось имитацией. И вина в этом, конечно, не одних писателей, но и людей, их окружающих – трудно быть святым среди грешников или - по названию одного из их произведений – «Трудно быть Богом»…

К сожалению, с годами зачастую человек утрачивает веру в свои силы, в свои идеалы, не говоря уж о действительном наличии сил и жизненной энергии. Смиряется с тем, что происходит вокруг. И даже начинает действовать вопреки своим же прежним убеждениям, покоряясь внешнему давлению.

Вот и Борис Натанович, судя по доступной мне публицистике, в конце концов занялся такой же имитацией (касательно Аркадия Натановича судить не возьмусь, полтора десятка лет уж нет его…) – при этом стараясь убедить и самого себя, и окружающих, что «всё уже проделано другими, более развитыми, и нам следует лишь повторить их путь»…

2.

А вот в расцвете своих творческих сил братья-писатели понимали, что копировать западный путь – ошибочное решение.

«Мы считаем, что материальное благосостояние само по себе ни в коем случае не способно обеспечить духовной и моральной базы коммунизма. Мы знаем страны, в которых уровень жизни весьма высок и которые в то же время безнадежно далеки от коммунизма, как мы себе его представляем.

…Благосостояние, доставшееся эгоисту и невежде, человеку ограниченному и духовно бедному, неизбежно обратится против этого человека и в конечном итоге, может быть, низведет его до уровня удовлетворенного животного. Но, с другой стороны, материальная недостаточность отвлекает человека от его основного назначения - творчества, мешает ему, тормозит его развитие. Путь борьбы за коммунистическую мораль проходит по Лезвию Бритвы между пропастями голода и пресыщения. Поднимая уровень материального благосостояния, мы должны одновременно и в том же темпе поднимать уровень духовный и моральный. Нам кажется, что решающее слово здесь должна сказать педагогика - наука о превращении маленького животного в большого человека. Проблема воспитания детей представляется нам сейчас самой важной в мире и, к сожалению, проблема эта пока не решена. Речь идет именно о воспитании, а не обучении. Теорией обучения занимаются сейчас много и плодотворно, вводятся все новые и все более эффективные методы, и положение дел здесь особой тревоги не вызывает...» («О жизни, времени, счастье...», «Смена», 1966, №1, с.3, 8. Под названием: «Что Вы думаете о жизни, времени, счастье?»).

И также верно указывали на пробелы общественной системы воспитания:

«Виноваты недостатки системы воспитания. Нынешняя школа (и средняя, и высшая) готовит по преимуществу работника, участника огромного производственного процесса, необходимого для создания материального благосостояния в стране. Это и проще и, казалось бы, полезнее. Обучить всегда легче, чем воспитать. Квалифицированного математика, физика, рабочего достаточно просто подготовить - методика процесса обучения разработана удовлетворительно и продолжает улучшаться. Квалифицированного же читателя, ценителя живописи и музыки, человека, тонко чувствующего искусство, надо воспитать - это гораздо труднее и вообще не ясно, как. Кроме того, математик, физик, рабочий нужны позарез сейчас, нужны для выполнения гигантской, исторически сложившейся задачи, а со всем прочим можно, как считают многие, и подождать. Так возникает философия практицизма, так из школ и институтов выходят деловые, практичные, несколько грубоватые и простоватые люди. Они нужны и отлично сознают это. Они видят гигантский темп развития естествознания и справедливо гордятся своим участием в великом деле покорения природы. И когда им приходится выбирать между отставшей, заторможенной гуманитарией, только-только начинающей подниматься, и грозной, поражающей воображение, всесильной физикой, они отдают свои сердца тому, чему отдавала и всегда будет отдавать сердца молодежь: прогрессирующему, яркому»(там же).

Но, как оказалось, нынешняя – тогдашняя школа готовила вовсе не таких уж «деловых, практичных, несколько грубоватых и простоватых»выпускников – наоборот, в сравнении с «румяными, спортивными, несколько простоватыми, но вполне динамичными и перспективными» (см. далее) выпускниками школ запада, наши до сих пор выглядят высоколобыми мыслителями!.. всё познаётся в сравнении – нужно лишь быть честными хотя бы перед самими собой.

Нужно было – конечно, несравненно легче говорить в сослагательном наклонении!- больше заботиться об «отставшей, заторможенной гуманитарии»; нужно было тщательнее разобраться в том, а что такое вообще – «гуманитария»?..

«Гуманитарный», «гуманный», значит - человечный. «Гуманитария» - нечто вроде науки человечности, науки о том, как становиться всё более человечным. Была ли такая наука? Были науки, изучавшие человека в различных его аспектах, но не доставало, судя по всему, «науки», объединяющей знания и выводы разрозненных наук, обобщающей их и способной в силу этого обобщения обозначить верный, успешный путь развития и общества, и каждого человека.

Вот ещё небольшой пример:

«ВОПРОС: Является ли, по вашему мнению, закономерным развитие именно в век атомной физики и сверхскоростей таких вещей, как абстрактное искусство, додекафоническая музыка, "конкретная" музыка, современный эксцентризм танца?

Вопрос, поставленный в такой форме, представляется нам тривиальным. Конечно же, да, конечно же, закономерно. Искусство не может не отражать существенных изменений, происходящих в мире, а XIX и XX века - это не просто разные столетия, это разные эпохи. Другое дело, почему указанные "человеческие проявления" приняли именно такой характер? Почему они так привились? Почему тысячи художников ударились именно в абстракционизм, а миллионы людей с удовольствием проэволюционировали от полек и вальсов именно к рок-н-роллу и твисту? Какие психологические сдвиги привели к тому, что многими миллионами людей искусство стало восприниматься иначе, чем полвека назад? В такой форме вопрос в анкете не стоит. И слава богу, потому что ответить на эти вопросы мы бы не взялись» («О жизни, времени, счастье...», «Смена», 1966, №1, с.3, 8. Под названием: «Что Вы думаете о жизни, времени, счастье?»).

А надо было хотя бы стараться ответить – стараться всегда и везде! Тогда бы, вероятно, удалось связать воедино и разгром налаженного издания фантастики в 70-ые (тут, несомненно, забота одних о качественно иной фантастике боролась со стремлением других вообще свести «фантастику» - т.е., заложенные в каждого человека тягу и способности свободно творить – на нет), и насаждение вышеупомянутого «искусства»… Искусство – то, что вызывает духовное очищение, катарсис, вызывает душевный подъём, создаёт высший эмоциональный настрой – настрой на творчество, делание добра… Иное – всё что угодно: уничтожение-отъём ресурсов человека (времени, психических и физических сил, творческих порывов), зарабатывание денег - зачастую на низменных страстях, программирование послушных потребителей и т.д., но не искусство.

Потому и «проэволюционировали» многие творцы и их поклонники в указанном направлении, что развиваться, «идти вверх» - неизмеримо труднее, чем деградировать, «катиться вниз». Конечно, были и поиски, и отдельные находки, однако, в общем упомянутые направления оказались направлениями деградации, а не развития. Ну а поддержка этих направлений – финансирование, реклама…- теми, кто был заинтересован «пасти и стричь человеческое стадо», была достаточной для того, чтобы они заняли большое – слишком большое – место в культуре человечества, прежде всего западной культуре. Мы же всё ещё упираемся…

«XX век дал наконец ответ на старый вопрос: что будет с массовым человеком, если он одет, обут и накормлен досыта? Станет ли он добрее, честнее, умнее, вообще - лучше?

Оказалось - нет. Удовлетворение потребностей вызывает лишь появление новых потребностей. Каждый новый уровень "сытости" проявляет в массовом человеке новые минусы.

Человек разумный далеко не всегда является разумным человеком, слишком часто он - вместилище неуправляемых эмоций или попросту тупой болван. Нельзя ожидать сколько-нибудь серьезного изменения массового человека, пока господствуют формы воспитания и образования, выработанные еще троглодитами. Новый человек может быть сформирован только новой педагогикой, а прорывы в нее пока удручающе редки и неуверенны, и их без труда, почти автоматически душит непроворотная толща педагогики старой, насквозь пропитанной древними и древнейшими мифами и предрассудками...

Что ж, у человечества впереди еще, по крайней мере, миллиард лет».

(«Знакомые черты будущего». Впервые опубликовано в «Наука и религия», 1986, №4, сс.44-45. Публикуется по «От авторов» Стругацкий А., Стругацкий Б. «Избранное», т.1, Москва, «Московский рабочий», 1989, сс.523-526.)

Миллиард лет… Да, массовый оптимизм советских людей образца 1986-го был огромен, о близящейся катастрофе практически никто не задумывался и даже не подозревал её возможности. И если б этот оптимизм был направлен на созидательную деятельность, то вполне возможно, что удалось бы произвести «серьезные изменения массового человека»…

Теперь же мы научены – вновь!- горьким, горше некуда, опытом и, что называется, на своей шкуре прочувствовали: не то что миллиарда,- может не оказаться и пары десятков лет, катастрофа происходит молниеносно…

3.

Возвращаясь непосредственно к фантастике, замечу: роль фантастики в современном мире огромна. Из историко-футуристического расследования Максима Калашникова и Родиона Русова «Сверхчеловек говорит по-русски» (Москва, «АСТ»-«Астрель», 2006, сс.188-189):

«…кончилась первая стадия эволюции человеческого рода, эволюции самой по себе. Человек развился настолько, что отныне становится хозяином собственной эволюции! Теперь он может сам изменять свой организм с помощью нанотехнологий или имплантантов, скрещивать себя с компьютерной техникой или развивать немыслимые возможности уже имеющегося мозга. Он сам становится собственным творцом. И точно так же пришла пора творить историю!»

Тут нужно уточнить, что историю творили и ранее,- масштабные проекты и сценарии, которые осуществляли и продолжают осуществлять, отчётливо проявляют себя. Однако, теперь пришла пора творить историю, учитывая и согласуя интересы всего человечества, вообще, всего живого на Земле. Об апокалиптических причинах сего, полагаю, говорить нет надобности – они многократно и в самых различных вариантах проанализированы и озвучены.

«- Советский Союз был фантастическим государством,- убеждён Крылов (Константин Крылов – редактор газеты «Спецназ России»). – Его создавали на основе утопий. Чьих? От трудов Маркса до фантастического романа Богданова «Красная звезда» …

Недаром правители СССР относились к фантастике с подозрением: они видели в ней конкурента. И недаром именно фантастика стала оружием разрушения Союза. Фантастику следует понимать в широком жанре: от романов Стругацких, ставших чтением антисоветски настроенных интеллигентов – до перестроечной публицистики».

К сему замечу, что и я, и многие другие поклонники Стругацких вовсе не были настроены антисоветски – разумеется, признавая и постоянно критикуя множество недостатков советского строя,- обычно на кухне, так как недостатки эти ещё не взяли, что называется, за горло – в отличие от «недостатков» насаждаемого «рыночного строя».

«Да-да, все статьи либеральных интеллигентов и «рыночников» в «демократических журналах» второй половины 80-ых годов (Найшуля, Клямкина, Нуйкина и т.д.) следует числить по разряду фантастики. (Обещания достичь рая за пятьсот дней путём простого «введения рынка».) И это сработало! Поражение патриотов оказалось предопределено тем, что они поставили на заскорузлый режим, на всяких там писателей-деревенщиков».

Конечно, и «писатели-деревенщики» писали о важных проблемах, поэтому не стоит так уж пренебрежительно отзываться об их творчестве; а вот стратегии «бегом за уходящим поездом» или «ответ на вызов времени» - стратегии, обрекающие тех, кто ими постоянно пользуется, на конечное поражение.

«Сегодня фантастика вновь выходит на первый план в борьбе за будущее, за место в рядах тех, кто его творит.

…фантастику … следует понимать как единство родственных направлений: собственно художественной фантастики, политологии с её сценариями развития страны и футурологии».

Так кем же были братья-писатели Стругацкие в эти трагические для нашего Отечества годы (середина 80-ых – 90-ые)? Жертвами, уставшими бороться, сдавшимися, признавшими поражение, или всё же сознательными соучастниками катастрофических перемен? Нижеследующее вроде бы подтверждает первое предположение, однако, что несомненно, так это их утрата веры в человека, в советского человека, формированию которого, в общем-то, и была посвящена жизнь писателей… Зачем же было предавать самих себя и тех, кто не изменил своим идеалам, а таких – несмотря ни на что - тоже оказалось немало? Ведь преданы-то оказались и пострадали прежде всего те, кто действительно следовал утверждаемым светлым идеалам; обрушение в «дикий капитализм», который метко окрестили «паханатом», ударило прежде всего по самым высоконравственным, высококультурным членам советского общества, пострадали прежде всего самые тонкие, самые сложные,- самые высокоразвитые подсистемы общества… так называемый «массовый человек», как это бывает при любых социальных потрясениях, пострадал меньше и вновь приспособился к изменённым условиям…

Из «Куда ж нам плыть?» («Независимая газета», 1991, №3, с.3; Собрание «Независимой газеты»: дайджест, 1991, №1, с.4).

«Однако всем и каждому было совершенно ясно, что коммунизм неизбежен - это было светлое будущее всего человечества, мы должны были прибыть туда (как на поезде - из пункта А в пункт В) первыми, а за нами уже и весь прочий (полусгнивший) западный мир. Как сказал бы герой Фейхтвангера, - Бог был в Москве.

Пятнадцать лет назад каждому (мыслящему) индивидууму сделалось очевидно, что никакого светлого будущего - по крайней мере в сколько-нибудь обозримые сроки - не предвидится. Весь мир сидит в гниющей зловонной яме. Ничего человечеству не светит - ни у них, ни у нас.

Единственная существующая теория перехода к Обществу Справедливости оказалась никуда не годной, а никакой другой теории на социологических горизонтах не усматривается. Бог в Москве умер, а там, "у них", его никогда и не было...»

Как эмоционально! Насколько эмоционально, настолько же и неверно. Неверно и то, что «всем и каждому было ясно» - столь же неверно и то, что «сделалось очевидно каждому мыслящему индивидууму». Впрочем, именно индивидуумам, видимо, и было «совершенно ясно», а затем «сделалось очевидно»… точнее: для них делают «очевидным» даже вполне невероятное посредством так называемого «брейн уошинга»,- промывания мозгов. Тем более, что ничего особенно менять при этом не нужно, конечная цель остаётся неизменной,- для индивидуумов светлое будущее – это царство всеобщей сытой отрыжки. Меняют лишь указатели наиболее короткого пути, которым эти самые индивидуумы и следуют послушно... А вот личности по-прежнему продолжали искать пути настоящего развития.

Относительно же явно ницшеанского «бог умер» - для кого-то его никогда и не было, а были «белокурые бестии» или, говоря по-русски, скоты, коим всё дозволено – раз «бог умер»!.. к коим, само собою разумеется, и хотелось бы принадлежать тем, кому всегда всё было ясно.

«И вот сегодня мы, испытывая некоторую даже оторопь, обнаруживаем, что живем в глухой провинции. Оказывается, Бог-таки есть, но не в Москве, а, скажем, в Стокгольме или, скажем, в Лос-Анжелесе - румяный, крепкий, спортивный, энергичный, несколько простоватый на наш вкус, несколько "моветон", но без всякого сомнения динамичный, без каких-либо следов декаданса и, тем более, загнивания, вполне перспективный Бог, а мы, оказывается, - провинция, бедные родственники, и будущее, оказывается, есть как раз "у них", не совсем понятно, какое, загадочное, туманное, даже неопределенное, но именно у них, а у нас - в лучшем случае - в будущем только они - румяные, спортивные, несколько  простоватые, но вполне динамичные и перспективные...»

Что ж, смена богов, а точнее – кумиров, вполне логична - логична на уровне упоминавшихся ранее троглодитов: то одному «богу» губы мажут кровью, то другому – в зависимости от того, кто обещает бОльшую удачу на охоте… Что интересно, так это судьба вышеупоминавшихся советских «деловых, практичных, несколько грубоватых и простоватых» 60-ых. Видимо, они за прошедшие четверть века вполне преуспели – а с чего бы им было не преуспеть?.. однако, проиграли в конкуренции таким же «деловым и практичным» из-за рубежа. Но, тем не менее, будущего у таковых нет. Мещанство, которое ранее критиковали и братья-писатели, которое ныне метко окрестили потреблятством, и его носитель - мещанин-потребитель - не могут утвердиться в качестве окончательного человеческого идеала и образца,- коли сие произойдёт, то будущего у такого человечества нет. Оно очень быстро сожрёт всё ему доступное и само себя, в том числе.

«Семьдесят лет мы беззаветно вели сражение за будущее и – проиграли его. Поэт сказал по этому поводу:
«Мы в очереди первые стояли,
«А те, кто после нас, - уже едят...»

Вот именно – «едят». Только вот поэт-то сказал ещё много чего, куда более важного. К примеру:
«Как у вас там с мерзавцами? Бьют? Поделом!
Ведьмы вас не пугают шабашем?
Но… не правда ли, зло называется злом
Даже там – в добром будущем вашем?
И вовеки веков, и во все времена
Трус, предатель всегда презираем,
Враг есть враг, и война всё равно есть война…»
(Владимир Высоцкий, сочинения в 2-х томах, Екатеринбург, «КРОК-Центр», 1995, т.1, с.399 – «Песня о времени»).

4.

«Идея коммунизма не только претерпевает кризис, она попросту рухнула в общественном сознании. Само слово сделалось срамным - не только за рубежом, там это произошло уже давно, но и внутри страны, оно уходит из научных трудов, оно исчезает из политических программ, оно переселилось в анекдоты».

Здесь остаётся только переспрашивать: сама рухнула или обрушили (мерзавцы)? Само сделалось или сделали (негодяи)?.. И стоит ли оправдывать сих мерзавцев? (далее – большая вставка с комментариями из «офф-лайн интервью» 1998-2000-го с Борисом Натановичем, http://www.rusf.ru/abs/int_t38.htm).

«Надо, наверное, понять две вещи (мне они изначально были просто очевидны, но для большинства они, к сожалению, недоступны и по сей день). Первое: тот хаос и беспорядок, который мы вот уже добрый десяток лет вокруг себя наблюдаем, не есть результат злокозненной деятельности «подлых дерьмократов», а совершенно естественное следствие того сокрушительного поражения, которое потерпели мы (а точнее сказать – наше начальство) в семидесятилетней войне со всем миром – поражения политического (мы остались совершенно без союзников), поражения экономического (социалистическая экономика оказалась абсолютно неконкурентоспособной), поражения идеологического (коммунистическая идеология – в том виде, в котором нам ее проповедовали, – рухнула, схоронив под обломками и фанатиков своих, и простых «правоверных»)».

Характерный образчик нашего нынешнего отечественного либерального агитпропа - одна только «семидесятилетняя война со всем миром» чего стоит! Точно таким же был и социалистический агитпроп, замешанный на «чёрно-белых» («абсолютно», «совершенно»…) понятиях: примитивный до невозможности, тупой до полной невменяемости. Прискорбно видеть бывшего убеждённого противника агитпропа в качестве… агитпроп-певца…

«Отсюда второе: оказавшись на руинах империи, столь ненавидимые Вами гайдары, собчаки и чубайсы предприняли отчаянную попытку спасти хотя бы то, что можно было спасти: не допустить голода, не допустить распада России, не допустить кровавого хаоса, бунта, гражданской войны. Что-то им удалось, что-то нет. В чем-то они ошиблись, а где-то – сумели вырулить «в спокойные воды». Я внимательно читал и читаю все, что пишется по поводу возможных «других» путей, которые были у нас для выхода из послевоенной разрухи. Никто ничего действительно разумного и существенно более эффективного не предложил. В лучшем случае предлагали (и до сих пор предлагают) так называемый «китайский» путь. Но если бы мы пошли по этой дорожке, то сидели бы и сейчас в положении Белоруссии: с полупустыми магазинами, пятизначными ценниками и с каким-нибудь «батькой» на шее. Кругом в долгах и – без малейшей перспективы впереди».

Прямо-таки античные титаны, эти самые «либерал-реформаторы» (кстати, спустя годы, при продолжении соответствующей массированной жёсткой пропагандистской обработки «электората», похабные рыла «прихватизаторов» вполне могут предстать олимпийскими профилями…), будто бы и не было ни массового ограбления «дорогих рассеян» через обесценивание вкладов в единственном государственном, пользовавшемся «неограниченным кредитом доверия», Сберегательном банке (именно ограбления СВОИХ в пользу ЧУЖИХ, в пользу ВРАГОВ – так о каких долгах «базарит» Б.Н.: о той мзде, которую исправно платят – прежде всего «натурой» - наши «паханы» своим «биг-боссам», или же о тех огромных долгах, которые они наделали перед соотечественниками и которые они вовсе не собираются отдавать добровольно?..), будто бы не было многомесячных задержек зарплат, пенсий; будто бы не было и нет ежегодного миллионного уменьшения численности населения России… Впрочем, тут мысль Б.Н. следует по пути, проложенному его предыдущим лживым штампом: после «семидесятилетней войны» - «послевоенная разруха» (но он ещё недоволен и темпом: «…действовать надлежало еще круче, жестче и последовательнее. Тогда, возможно, уже сегодня у нас был подъем. Что же касается доброты и жалости, то как тут не вспомнить жалостливого собаковладельца, который укорачивал своему боксерчику хвост в четыре приема», 28.08.98)… Такой вот он гуманист – абстрактный гуманист, вполне соответствующий «отставшей, заторможенной гуманитарии» конца 60-ых, каковую – вместо заботливого, тщательного взращивания – окончательно скинули в кювет, подменив обезьяньими ужимками.

А война, конечно, была и продолжает идти – только не со «всем миром», а с частью мира, условно называемой «западом», упорно насаждающей свой миропорядок. В каковой миропорядок мы сейчас вляпались по самое горло. И певцом коего нынче стал Б.Н.

Глухарь, когда токует, ничего вокруг не замечает – так же и некоторые «певцы свободы»: никаких иных путей не видят, кроме того, на котором именно для них – наибольшая свобода. Остальных же «гуманисты» увещевают: потерпите, мол (см. ниже), недалеко ( по умолчанию - до вашей смерти недалеко)!..

«Поэтому я никак не могу ругать Гайдара: он сделал все, что мог, точнее – все, что успел, прежде чем его сняли его политические противники. И Чубайса я ругать не могу: он лажанулся, конечно, когда пообещал две «волги» за ваучер «в следующем году», но приватизацию он все-таки провести сумел – пусть «самодельную», пусть чудовищно изуродованную тогдашним Верховным Советом, но – провел. И заложил таким образом основы будущей эффективной экономики».

К сему – единственный животрепещущий вопрос: когда же «снимут» и Чубайса?!. хотя бы и из огнестрельного оружия… Чем раньше сие произойдёт, тем меньше работы для будущих восстановителей нашей Единой энергетической системы и прочего общенародного хозяйства, предназначенного для обеспечения человеческих условий жизни всего народа, а не для обогащения группы ублюдков.

Относительно же того, что он обещал,– ниже ещё приведу рассуждения Б.Н. о том, каким должен быть политик.

«Я не могу здесь углубляться в проблему. Да я и не специалист. Скажу только, что положение страны в конце 80-х было ужасно. Экономика чудовищно, неестественно милитаризована, сельское хозяйство абсолютно неэффективно, ментальность народа, сами знаете, какая: «вы делаете вид, что нам платите, а мы делаем вид, что на вас работаем»... Изменить все это в одночасье было невозможно. Умные люди уже тогда говорили, что потребуется поколение, чтобы привести страну в порядок – академик Абалкин, например (совсем не сторонник Гайдара, хотя и учитель его). Поколение, считается, 30 лет. Десять прошло, осталась чепуха – всего-то 20. Я не дождусь, а вы – наверняка» (19 июня 2000).

Что ж, экономику мы демилитаризовали до предела (результат: по «неизвестным» причинам тонут атомные субмарины-гиганты, унося десятки жизней и былую мощь Вооружённых Сил; огромная Российская Федерация не может победить свою собственную маленькую мятежную часть в многолетней войне, которая стыдливо именуется наведением конституционного порядка; высочайшие технологии, крупнейшие предприятия, а главное – люди, талантливейшие профессионалы, практически уничтожены подчистую… примеров множество – среди которых не сыскать положительного), сельское хозяйство пережило катастрофу – уничтожение крупных коллективных хозяйств и насаждение «фермерства» (как же, «фермеры накормят Россию»!.. частники, со своим мелкотоварным производством, обеспечат продовольствием огромную страну – сделают то, с чем не справились крупные сельскохозяйственные предприятия!.. о неприемлемо низком качестве управления, когда «на сельское хозяйство бросали» партийное отребье, тщательно умалчивают, старательно пороча верную и перспективную концепцию… один из глупейших агитпроповских штампов, каковые могут выдавать только бессовестные певцы «всемогущего рынка» и «хавать» - вместо отечественных продуктов - только безмозглые обыватели-потребители)… относительно «ментальности народа» уж и говорить нечего – промывка мозгов проведена тотальная… действительно, «осталась чепуха» - ещё потерпеть десяток-другой лет и русских в России почти не останется. Будут обитать некие «общечеловеки», с моралью «реалити-шоу» и умениями-навыками мелкого торгаша-жулика…

Впрочем, Б.Н. честно признаёт, что не специалист он,- и, видимо, не без оснований. Вот далее его рассуждения о некоторых социо-политических понятиях.

5.

Касательно самой политики и политиков:

«Не надо повторять злобных вымыслов и домыслов, изобретаемых политическими и идеологическими противниками Чубайса и повторяемых доверчивыми дурачками. Насколько я знаю (а у нас есть общие знакомые), Чубайс безукоризненно честный и порядочный человек. Разумеется, настолько, насколько может быть честным и порядочным человек, занимающийся большой политикой» (12.04.2000).

«…политик НЕ СПОСОБЕН быть порядочным по самой сути своей работы. Например, он ВЫНУЖДЕН непрерывно врать. Если он будет говорить правду, он очень быстро потеряет работу, ибо правда, как правило, горька, а потому и никому (кроме профессионалов) не нужна. Поэтому человек, не умеющий или не любящий врать, публичным политиком никогда не станет – он обязательно проиграет тем, кто врет легко, эффектно и с удовольствием» (13.06.2000).

Для начала Б.Н. следует самому с собой разобраться: Чубайс и иже с ним – безукоризненно честные люди или же люди, непрерывно врущие? Может быть, у автора сих высказываний как-то и уживаются сии несовместимые характеристики (возможно, сказывается длительный – аж с середины 60-ых по 80-ые годы - опыт воспевания коммунистического будущего одновременно с неверием в оное и неприятием соответствующей социальной системы), однако, у непривычного человека они вполне могут вызвать раздвоение личности, шизофрению (тут и понятие в нашем языке уже явлено подходящее: «демшиза»).

Но, так или иначе,- такую, значит, «демократию» воспевает Б.Н.? Власть непрерывно врущих негодяев?.. А не лучше ли потерять работу (да и жизнь), нежели потерять честь?

Ну а правда нужна всем, только вот не всем она сиюминутно выгодна, потому и появляются «большие политики», вершащие мелкие корыстные делишки, и ремесленники агитпропа, воспевающие сии делишки как гражданские подвиги.

Далее – о патриотизме и национализме.

«Патриотизм – это любовь к своей Родине, к родным местам, к привычному с детства образу жизни. Чувство это схоже (по всем своим свойствам и качествам) с любовью к родителям. Практически все, что можно сказать о любви человека к своим родителям, можно повторить и по поводу патриотизма. Беда в том, что в реальной жизни патриотизм очень часто путают с национализмом. Национализм выдается (зачастую – вполне искренне) за любовь к своему народу, но, в действительности, это не столько любовь к своему народу, сколько презрение и неприязнь к другим народам. Самые крутые националисты всегда норовят спрятаться за понятие патриотизма – именно поэтому кто-то из великих сказал: «Патриотизм – последнее прибежище негодяя» (15.06.1999).

Действительно, Русский народ нераздельно связан с русским, российским государством. Вне государственности бытие нашего народа немыслимо – вне государственности народ будет уничтожен, ассимилирован, «переформатирован», тому свидетельством – печальная участь многих народов славянского корня.

Однако, государство – которое по-прежнему может называться «Россия» - возможно и без Русского народа, вот об этом и умалчивают те, кто воспевает патриотизм и ополчается против национализма. И идущие в настоящее время процессы вполне сие подтверждают: соотношение числа русских в России к числу других народов,- в том числе, и имеющих свою государственность, неуклонно уменьшается.

К сему надобно заметить ещё, что часть наших отечественных националистов вполне солидарна – по недомыслию, конечно – с нашими внешними врагами. А именно: они, эти националисты, желают видеть Россию «нормальной цивилизованной европейской нацией». Для чего призывают отбросить всякую мысль о необходимости для России выстраивать себя как мировую Державу,- т.е., всегда принимать деятельнейшее участие в постановке и образцовом решении мировых проблем, в первую очередь. Нет, они призывают замкнуться на решении исключительно внутренних проблем, не поясняя по сути,- а каким же образом сии проблемы возможно решить во времена нарастающей глобализации.

Продолжая тему патриотизма и национализма, будет кстати коснуться «больного вопроса» (Стругацкий Б.Н. «Больной вопрос. Бесполезные заметки», «Звезда», 1993, №4, С-Петербург; http://www.rusf.ru/abs/books/publ41.htm).

«Для меня национальность – это язык плюс культура (включая традиции, обычаи, историческую память). Разумеется, так называемая «кровь», то есть национальный генотип, тоже играет известную роль, определяя какие-то чисто внешние физические признаки (рост, вес, цвет волос, форму носа) и отчасти даже темперамент. Но это все «вторичные» признаки. И если вы возьмете младенца-бушмена из тропического леса Экваториальной Африки и отдадите его в семью русского колхозника, проживающего в деревне Большое Лядино, то вырастет у вас там коротконогий и короткошеий, кучерявый, кособрюхий мужичонка, дикого и даже страшноватого вида – черный какой-то, глаза буравчики, лицевой угол, как у неандертальца, но во всех остальных отношениях – нормальный мужик: пьющий, как все, как все матерящийся, как все – семейный, как все неприхотливый и терпеливый. Ну, может быть, чрезмерно вспыльчивый, сварливый и драчливый – да с кем не бывает? Ну, характер у человека такой, чего вы к нему привязались!..»

Во-первых, замечу, что понятие «культура» всегда представляется крайне неопределённым – начиная от «культуры вообще», к каковой можно отнести практически любую человеческую деятельность, потому как разумно рассматривать таковую деятельность в рамках сверхсистемы, коей она обусловлена,- т.е., именно культуры, и заканчивая произведениями искусства, которые играют важную роль в воспитании человека той или иной культуры (опять же: «общечеловеческой культуры» по сути нет, есть ряд культурно-исторических типов, общностей, ряд культур народов)… здесь Б.Н. ближе ко второму, минимальному, пределу…

И даже, пожалуй, ещё меньшему: говоря о культуре – Русской культуре, он небрежно обозначает её так: «пьющий как все, как все матерящийся, как все – семейный, как все неприхотливый и терпеливый». Из сего списка культурных, с позволения сказать, признаков русского человека оставлю семейственность и терпеливость, прочие таковыми не являются: сколько бы не внушали нам «культуру пития» («веселие руси есть питие!»), не привьётся она… а ежели на беду привьётся – ждёт нас участь американских индейцев, уже павших жертвой такового «веселия»… не станет ни народа, ни культуры.

К сему полагаю необходимым добавить пару штрихов, но каких!.. таких, пожалуй, вполне достаточно для того, чтобы охарактеризовать, что из себя в действительности представила так называемая «перестройка», которую А.Н.Зиновьев метко поименовал катастройкой (из журнала «Земля и Вселенная», сентябрь-октябрь 1991г.):

«На осуществление космических программ в последние годы (т.е., конец 80-ых – начало 90-ых) в СССР выделяется менее 4 млрд руб. По оценкам зарубежных экспертов, это примерно в два раза меньше расходов на табачные изделия и в 6-7 раз меньше затрат на спиртные напитки» (статья В.В.Букрина «Плесецк – советский северный космодром»).

И из «Российской газеты» (статья «Мир» ещё полетает?», №7/2371, 12.01.2000):

«Сегодня коллегия Российского авиакосмического агентства должна дать «добро» очередной экспедиции космонавтов на орбитальную станцию «Мир».

Решение о полёте принял два дня назад Совет главных конструкторов по пилотируемым программам России. Новый старт намечен на 30 марта. Готовятся два экипажа… Какие у них задачи на станции «Мир»? Готовить её к затоплению в Тихом океане? Расконсервировать для дальнейших исследований? Всё зависит от того, будут ли найдены средства: для нормального функционирования «Мира» требуется не менее двух миллиардов рублей в год.

По словам представителя Ракетно-космической корпорации «Энергия», обслуживающей станцию, деньги на полёт найдены. Правда, ссылаясь на конфиденциальный характер коммерческих условий, они отказались от более подробных комментариев. Тем не менее, уже просочилась информация, что 20 миллионов долларов к концу марта должны поступить от американской компании «GoldenApple». И, как утверждают источники в Интернете, семь миллионов из этой суммы получены. Однако проблема нехватки финансовых средств для поддержания станции «Мир» остаётся. «Мы очень надеемся, что какое-то положительное решение будет принято на заседании Правительства 20 января»,- не скрывает помощник генерального директора РКК «Энергия» Сергей Громов.

…Наверное, не все знают, что в декабре прошлого года станция была тщательно «протестирована»: около трёх суток длилась проверка её работоспособности. … Никаких сбоев и отклонений не обнаружено».

Итак, кроме уплаты огромных «контрибуций» победителям Третьей и Четвёртой мировых войн, огромнейшие средства внутри страны в эти годы были распределены по двум направлениям: первое – сверхобогащение и сверхпотребление кучки ублюдков (самое ласковое определение, коим могу их обозначить), и второе – зомбирование и уничтожение Русского народа… Кем? В том числе, и теми, кого так убеждённо защищает Б.Н. …

Однако, вернусь к Русской культуре.

«Культуру матерного слова» нам также усиленно навязывают. Только и здесь я уверен: не навяжут! А все, кто навязывает, будут соответственно посланы подальше (кто к нам с бранью придёт – тот на брань и напорется!)…

Тем не менее, вполне правдоподобно выглядит усвоение младенцем-бушменом именно такой вот «культуры» и молодец Б.Н., что не стал доказывать, мол, непременно из него вырастет ещё один Пушкин!..

Словом, описал Б.Н. этакого «общечеловека» низшего качества.

«А если возьмете вы младенца из семьи этакого русоголового ария, сызмальства презирающего жидовню и в анкетах пишущего – в пятом пункте – великоросс, возьмете вы его младенца-сыночка и поместите его в еврейское местечко прошлого века, где-нибудь под Житомиром, то и вырастет там – horribile dictu! – этакий аид, белокурый, конечно, и голубоглазый, но с омерзительно-комическим этим акцентом, с жестикуляцией этой анекдотической, с пейсами (с русыми пейсами!), с характернейшими повадками мелкого торговца, с цепкой неотвязностью репейника и совершенно невыносимым высокомерием местечкового мудреца... Ужас! Представить же себе страшно!»

Действительно, страшно: если целью Б.Н. было как-то оправдать необоснованно притесняемый в СССР еврейский народ (понятие «народ» здесь использую с натяжкой, т.к. в полном смысле слова еврейский народ до сих пор не сформировался), то выделение столь омерзительных черт явно ведёт к цели противоположной… чего же тогда он добивался на самом деле?

«Поэтому все эти разговоры о Крови, о Роде, о Духе – высокопарны и бессмысленны. Они были бы смешны, если бы не стояла за ними угрюмая программа по превращению общества в этакий племенной завод, где каждая вязка-случка тщательно запланирована, а результаты незапланированных контактов выбраковываются твердой и безжалостной рукой».

Нет, скорее уж, сии заметки бессмысленны (бесполезность их, кстати, и сам автор обозначил), ибо цели по оглашению в них противоречат целям по умолчанию. Оскорбительная же характеристика тщательно продуманной запланированности создания семей – явная отрыжка послереволюционного хаоса (в сотворении коего, надо полагать, принял деятельное участие пламенный революционер Натан Залманович, отец братьев Стругацких)... Всё перевернуто с ног на голову: как раз беспорядочная смена половых партнёров и создание семейных пар с налёту, наобум, «по любви», под коим крылатым ярлычком чаще всего скрывается незамысловатое «переспали по пьяни… у него – во-о-о!.. я её хочу!..» и т.д., - и есть «вязка-случка» (кобеля с сучкой… как все, пьющих, матерящихся и «трахающихся» направо и налево…)

«Для истинного националиста важнее всего – детали, формальности, признаки, форма уха вашего прадедушки, архивная запись... Он обожает говорить о беззаветной любви к своему народу, но это какая-то странная и страшноватая любовь, плавно и нечувствительно переходящая в ненависть к народу чужому. И если «патриотизм – это последнее прибежище негодяя», то национализм – его первое и излюбленное прибежище».

Неувязочка относительно ненависти: ненависть всякий достойный представитель своего народа испытывает к врагам оного, а не к какому-то абстрактному «чужому народу». А то, что любовь к родным подразумевает ненависть к их врагам – то что же здесь странного?!. Скорее уж, Б.Н. в такой вот позиции странен…

Относительно же важности деталей – что ж, коль скоро Б.Н. так настойчиво пренебрегает внешностью, то это его проблемы… возможно, ему более по душе кривобрюхие и косоногие (он ведь не спец ни в генетике, ни в социологии, ни в психологии, не говоря уж о каких-нибудь там мистических дебрях, и не видит никакой связи между генетическими дефектами, здоровьем,- в т.ч., репродуктивным, и, наконец, обыкновенным человеческим счастьем… ну вот изменило творцу творческое воображение, не может он себе представить въяве, каково жить такому уродцу!..). Только вот не следовало бы собирать всё в одну кучу-малу: «детали, формальности, признаки» - действительно, бессвязный и бессмысленный набор слов…

«Почему-то мне кажется, что я имею право считать себя беспристрастным судьей во всех этих вопросах и высказываться без риска быть обвиненным в юдофильстве-жидоедстве, русофобстве-русолюбстве. Во-первых, я никогда не замечал себя в грехе национализма. А во-вторых... Отец мой, Стругацкий Натан Залманович, – стопроцентный еврей…»

Когда кажется – креститься надо! Тем более, что действительно – кажется, судя по дальнейшему изложению жизненных перипетий автора. Каковые вовсе не могли сделать его беспристрастным, а равно и мудрым, в силу подробно описанных событий и происшествий.

Отец Б.Н. нарушил традиции своего племени и не усвоил, полагаю, традиций Русского народа. Отсюда и у его сыновей также возникли соответствующие затруднения. (С языком, к примеру, проблемы: наглядно использование в одном значении понятий «еврей» и «жид». Однако же, были среди советских евреев честные труженики, а труженик в русском языке жидом быть не может. Такой добронравственный человек именуется нами русским евреем.)

Замечу, что, с одной стороны, таким вот «культурным оторвам» легче создавать что-то новое, в т.ч., так называемую «советскую культуру». С другой стороны – создаваемая культура может не иметь достаточных корней и вследствие этого будет мало жизнеспособна. Поэтому для утверждения её создателям и проводникам надёжнее будет уничтожить культуру-соперницу вместе с поддерживающим её народом… сие, полагаю, подтверждено многократно и очень жестоко.

«Кто придумал эту блистательную формулировку: «Чувствуете ли вы себя евреем?» Впервые я услышал о ней от своего старшего брата, когда он с отвращением и ненавистью рассказывал мне, как в конце 40-х на одном из комсомольских офицерских собраний ихний главный политрук допытывался у него прилюдно: «Но вы, все-таки, чувствуете себя евреем, лейтенант, или нет?»

Дилемма тут была такая: либо ты говоришь, что чувствуешь себя евреем, и тогда моментально оказываешься весь в дерьме, ибо в анкетах повсюду стоит у тебя «русский», а также и потому, что самолично, при всех, расписываешься в своей второсортности; либо ты говоришь правду – «нет, не чувствую» – и опять же оказываешься в том же самом дерьме, ибо ты Натанович, и ты на ский, и ты выходишь натуральным отступником и предателем...»

Вот тебе и «детали», «форма уха»!.. вот ведь какие в действительности-то проблемы возникают у человека… а Б.Н. только и знает, что твердит: «быть как все… быть как все…» - а он понимает, что сие значит?

«Такой, как все» - это, скорее, взгляд чужого,- например, для белых негры – все на одно лицо, для русского – все, к примеру, армяне похожи, и т.д. Потому человек, к некому народу не относящийся, но желающий в сей народ войти, хочет быть «как все» - в этом народе. Для него все в этом народе – на одно лицо (зачастую, пропитое и бесстыжее - потому как среди чужого народа частенько обретаются различные отбросы «своих» народов… а «рыбак рыбака видит издалека»). Тогда как для каждого представителя сего народа его соотечественники – все разные.

Поэтому и «новоприбывший» должен остаться сам собою – сохранить основы прежней культуры, сохраниться как личность, и впитать в себя основы культуры иной, состояться также и в ней, и тем самым обогатить её (а не водку пьянствовать и беспорядок нарушать…). 

6.

У братьев Стругацких создание новой культуры получалось неплохо, они творили вполне в русле развития нашего народа, но в некий момент их развитие остановилось (не спорю – и «помогли» также им остановиться…), вера в людей иссякла (вот оно – отсутствие прочных корней!), тогда и стали они уповать на… На что? Приведу цитату из творений писателя-фантаста, многое умудрившегося разглядеть и вдохновлявшего также и братьев Стругацких:

«Я точно не знаю, почему те, кто первым после Дедала и Икара мечтал о полёте в воздушном пространстве, верили в связь такого полёта с усовершенствованием человечества, почему эти циолковские думали в целом, похоже, о мировом объединении человечества, благодаря победе Человека над земным притяжением… почему затем те, кто обеспечивает оборот информации со скоростью света, также ожидают всяческих совершенств после реализации этого проекта… иначе говоря, возможно, ближе к правде, я думаю, что те усовершенствования нашей судьбы в технических измерениях (techne) отдаются настолько же прекрасной, насколько и фальшивой надежде на существование ИНСТРУМЕНТАЛЬНОГО элемента, который исправит человеческую Природу и окажется просто благословением для достижения некоего невыразимо прекрасного состояния. Действительность этим мечтам каждый раз и категорически сопротивляется, делая из авиации оружие массового уничтожения, из астронавтики – интерконтинентальные самоуправляемые снаряды всеуничтожения и всеразрушения, из завоёванных территорий переработки информации – область массовых краж, взломов, злоупотреблений, а также суррогатов наркотиков, одурманивающих безгранично и безнаказанно…» (Станислав Лем «Тайна китайской комнаты», сборник «Молох», Москва, «АСТ-Транзиткнига», 2005, сс.153,154).

Конечно, рассуждение явно метафорическое, и связь между технико-технологическим развитием и нравственным совершенствованием, несомненно есть, причём, зачастую положительная, но суть – выбор Западом, прежде всего, «инструментального», технико-технологического пути развития, в ущерб нравственному росту, ухвачена верно… 

Ещё из «Больного вопроса»:

«Я, между прочим, и до сих пор не знаю, что это, все-таки, значит – «чувствовать себя евреем». У меня сложилось определенное впечатление (в том числе и из разговоров со многими евреями), что «чувствовать себя евреем» – значит: жить в ожидании, что тебя в любой момент могут оскорбить и унизить без всякой на то причины или повода.

Я не знаю также, и что значит «чувствовать себя русским». Иногда мне кажется, это означает просто радоваться при мысли, что ты не еврей».

А вот это – правдивое и честное признание. Дорогого стоит.

А вот я, к примеру, русский (что бы там ни говорили про поголовное «отатаривание» во времена «монголо-татарского ига» и тотальное послереволюционное кровосмешение). И, вероятно, в силу этого для меня вполне очевидны различия между народами. А вот те, в ком крови смешались, вполне возможно, что и действительно не могут воспринять сии различия – на самых разных уровнях. Отсюда и возникает взаимная враждебность: первые, настоящие представители народа, чувствующие (т.е., думающие, действующие соответственно) себя именно русскими (евреями, немцами и т.д.), никак не могут согласиться с тем, что «в общем-то все народы на одно лицо, со своей лишь только спецификой» (см. ниже), вторые же агрессивно настаивают на этом, обвиняя первых во всех смертных грехах.

И вот что ещё пишет Б.Н. о культуре.

«…каждая страна обладает, разумеется, какой-то своей спецификой, однако существуют законы истории и экономики, которые одинаково работают что в России, что в Англии, что в Иране. Ни в какой «третий путь» России я поэтому не верю. Те трудности и муки, которые наша страна переживает сегодня, не есть что-то особое, небывалое и только ей присущее. Россия задержалась в феодализме и сейчас медленно, мучительно выползает из него, как питон Каа из старой кожи. То, что мы переживаем сегодня, США переживали в конце 19 – начале 20 века, а Япония – после своего поражения в войне» (1.10.98)

Итак, главное – это общее, объединяющее все народы и страны. Общие законы истории и экономики, «одинаково работающие везде». Б.Н. был и остался сторонником экономизма – потому-то он и не увидел никаких путей, кроме пути повышения материального благосостояния, каковой путь – согласно его же многократно озвученным взглядам – ведёт в тупик.

А вот если понять, что экономика есть только обеспечение условий для осуществления возможностей каждого человека стать личностью, то тогда удастся выйти из тупика. И тогда народы не окажутся все на одно лицо со своей всего лишь «спецификой». Тогда народы окажутся очень разными, идущими своими путями. Однако, Б.Н. сие, видимо, не по разуму:

«…путь России есть путь культурного, экономического и – в конечном итоге – политического объединения с Европой. К сожалению, эта позиция (так же, впрочем, как и противоположная, так же, как и любая иная из существующих) не поддается сколько-нибудь доказательному анализу. Это – просто интуиция, базирующаяся вдобавок на сознательном (или подсознательном) желании, «чтобы было так, а не иначе».

Интуиция, конечно, хорошо. А вот наваждение – беда. Чтобы от него избавиться, как раз и нужно подвергнуть свои бессознательные желания сознательному анализу. «Культурное объединение» с Европой есть наваждение, навеваемое вдохновителями нового миропорядка, подразумевающее ассимиляцию Русской культуры.

«…Россия, как никакая другая страна в Европе, застряла в феодализме и выкарабкивается из нее с огромным трудом, обдирая в кровь локти и колени. Мы – страна «перестоявшегося феодализма», страна холопского менталитета, страна «совка» – феодализма эпохи атома и всеобщей компьютеризации. Понадобится, я думаю, еще два-три поколения, прежде чем мы из средневековья выползем, наконец, в современность, этот процесс идет вовсю и смотрится так же неаппетитно, как смотрелся в начале века в США, в Германии времен Веймарской республики или в Италии, насилуемой Муссолини» (11.12.98).

А как же «всё как у всех»? Б.Н. может привести примеры «атомного феодализма» во многих других странах, коих – примеров верного пути - у упомянутого им Егорушки Гайдара «были десятки»?!. или тут он отступается от приоритета экономизма – мол, атомная экономика – не главное!.. главное – «холопский менталитет»!

Вот это в народе и окрестили «демшизой», которая взросла на привычке двоемыслия, двоеверия, лукавого обмана и прочих грехах «борцов с совком»:

«…до середины 60-х (примерно) мы представляли себе 2000-й год, как год побеждающего повсюду социализма, а позже (и до конца) – как Великий Застой без единого шанса на (мирный) прогресс», 15.01.2000).

«…«третий путь» кажется мне для России менее вероятным (хотя и вполне возможным). Причины для такого оптимизма: огромный потенциал (не только и не столько сырьевой, сколько духовный), весьма значительный уровень урбанизации, высокий уровень индустриализации, очень высокий образовательный уровень. Ни Мексика, ни Колумбия, ни даже Бразилия с нами во всех этих областях сравниться все же не могут. Собственно, у нас есть ВСЕ, что необходимо для «постиндустриального» развития. Все, кроме менталитета. Менталитет у нас, да, средневековый, феодальный, и в этом наша главная беда. Придется сменить два-три поколения прежде, чем дело пойдет на лад» (9.01.99).

Н-да, в экономике Б.Н., сам признался,- не специалист. В области «менталитета» и духовности, похоже, профан ещё больший. Как всё же он представляет себе – если вообще что-то представляет – огромный духовный потенциал народа со средневековым менталитетом?!

Как он себе мыслит – если мыслит вообще – этакого высокодуховного холопа и не менее высокодуховного барина?..

Вот потому, что он и ему подобные худенько мыслят и плохонько представляют – отгородившись от действительности стереотипами – потому и отвечает он и иные, «диссидентствующие, несмотря ни на какую погоду», интеллигенты вразумителям «из народа» примерно в таком вот духе:

«Я не знаю, что ответить Вам на Ваше письмо. Во многом мы с Вами схожи – скажем, одинаково понимаем коммунизм и одинаково догадываемся о его недостижимости. Во многом – диаметрально противоположны. Например, в оценке того, что сегодня происходит, и того, что произошло за последние 10 лет. Мне не хочется затевать дискуссию. Я неоднократно бывал свидетелем и даже участником подобных дискуссий – они абсолютно безрезультатны, а потому и бессмысленны, ибо только увеличивают количество недоброты в нашем мире. Могу сказать только, что всё обязательно перемелется и все, кому сегодня не больше тридцати, имеют хорошие шансы увидеть общество, более справедливое и комфортное, чем наше сегодняшнее. Я в этом уверен…» (22.03.2000)

Вот как раз «диаметрально противоположны» с народом такие интеллигенты потому, что «догадываются о недостижимости коммунизма», иными словами – не верят (а не верят потому, что не очень-то в нём и заинтересованы) в возможность справедливого социального устройства, отсюда - и всё остальное. Но и тут их настигает пресловутая «демшиза»:

«Что касается коммунизма, то я не думаю, что его можно «построить». В лучшем случае, к нему можно со временем прийти – на базе мощного развития экономики и – обязательно! – совершив «педагогическую революцию»…

Оно конечно, «прийти» – совсем не то, что «построить»… однако… Без революций жизнь такими вот «революсионными фанатиками» не мыслима. Токмо революций – желательно без ущерба для их весьма чувствительных шкур…

7.

Возвращаясь же к последней совместной с А.Н. статье 1990-го…

То, что «уходит» и «исчезает» понятие о коммунизме,- так ведь кушать-то всем хочется и кушать сладко и сытно!.. ну а интеллигент ведь тем и славен, что кормится словами, а не делами. Потому-то «работник умственного труда», он же «творческий работник», зачастую расплачивается за возможность, достаточно иллюзорную, творчества куда большей духовной несвободой, нежели те, кто могут заработать на жизнь «молча» - своими руками. Им-то ведь вполне можно обойтись без перемены убеждений. А вот интеллигент действительно может сделаться рабом, холопом тех бар, что указывают, о чём говорить и писать, бросающих в награду за послушание объедки с барского стола.

«Однако же коммунизм - это ведь общественный строй, при котором свобода каждого есть непременное условие свободы всех, когда каждый волен заниматься любимым делом, существовать безбедно, занимаясь любимым и любым делом при единственном ограничении - не причинять своей деятельностью вреда кому бы то ни было.

Да способен ли демократически мыслящий, нравственный и порядочный человек представить себе мир более справедливый и желанный, чем этот?

Можно ли представить себе цель более благородную, достойную, благодарную?

Не знаю. Мы - не можем».

Вот те на!.. А как же те, «новые боги», упомянутые в этом же материале?.. Или всё, выше о них написанное, ничто иное, как изощрённый сарказм?..

«В этом мире каждый  найдет себе достойное место.

В этом мире каждый найдет себе достойное дело.

В этом мире не будет ничего важнее, чем создать условия, при которых каждый может найти себе достойное место и достойное дело. Это будет мир справедливости: каждому - любимое дело и каждому - по делам его.

Об этом мире люди мечтают с незапамятных времен. И Маркс с Энгельсом мечтали о нем же. Они только ошиблись в средствах: они вообразили, что построить этот мир можно, только лишь уничтожив частную собственность.

Ошибка, надо признаться, вполне простительная по тем временам, если вспомнить, сколько яростных филиппик в адрес частной собственности произнесено было на протяжении веков. И если вспомнить, каким ореолом святости на протяжении веков окружена была идея раздать свое имущество бедным и уйти к Богу...»

«Уничтожение частной собственности» – всего лишь один из множества штампов, ярлыков, коими подменили целую систему верных наблюдений и выводов из многовекового человеческого опыта.

В исторически сложившемся обществе разнообразные отношения собственности и распоряжения ею неустранимы в обозримой перспективе. Но нет непреодолимых препятствий для совершенствования этих отношений. Однако, многие из тех, кто получил доступ к распоряжению так называемой «общенародной собственностью», вовсе не желали заниматься таковым совершенствованием – потому как сие уменьшало возможности личного и кланового материального обогащения. Поэтому идеологам марксистского толка пришлось вводить некую «личную» собственность, которая была отнесена к «хорошему» виду собственности – в противовес «частной». Когда же ситуация подошла к критической черте, эти самые распорядители и служащие им идеологи с лёгкостью признали «святость частной собственности»…

Ну а идея раздать своё имущество бедным – не от большого ума и уж святым, разумеется, такового раздатчика не сделает. Разумнее посвятить свою деятельность избавлению людей от бедности – как бедности материальной, так и от духовной нищеты. На каковую деятельность и направить имеющиеся в распоряжении ресурсы.

«Маркс с Энгельсом, стремясь к замечательной цели, ошиблись в средствах. Эта ошибка носила чисто теоретический характер, но те практики, которые устремились ко все той же цели вслед за   классиками, продемонстрировали такие методы, что теперь и сама цель смотрится не привлекательнее городской бойни. А новой цели пока никто еще не предложил...»

Тут остаётся повторить то, что для многих действительно ясно и не подлежит сомнению: не цель оправдывает средства, а средства оправдывают цель. Высокие цели низкими, негодными, подлыми средствами недостижимы. Ну а «практики»… мало ли что говорят эти самые практики,- по делам их следует судить.

Старая сказочно-жизненная истина: убив дракона, сам превратишься в него. Потеряв веру в людей, потеряешь веру в себя, в свои силы. Уйдя от людей, сам перестанешь быть человеком, таково уж свойство человека – быть человеком только среди людей.

Поэтому бороться за человека, за лучшее в человеке, каждому из нас следует до конца. Поэтому закончу сей текст выражением веры и надежды:

«ВОПРОС: Как вы определяете понятие подвига, героизма и каковы, по вашему мнению, в большинстве случаев побудительные силы подвига и проявления героизма?

Подвиг - это победа человека над своими животными инстинктами и наклонностями: над страхом смерти, над страхом утратить   спокойную, устроенную жизнь, над ленью, над стремлением к удовольствиям. Поэтому, нам кажется, подвиг тем более велик, чем сильнее внутреннее противодействие ему. Поэтому самые великие подвиги, растянувшиеся на годы: совершить их труднее всего, и почти всегда они бескорыстны. А побудительных сил так много, что мы просто затрудняемся назвать наиболее часто встречающиеся» (из интервью 28.07.1981)…

Думаю, что внешнее противодействие всё же играет роль ничуть не меньшую, чем внутреннее. Способен ли сейчас на подвиг Борис Натанович, подвиг за себя и «за того парня», которого уже нет? Подвиг практически неподъёмный, но очень нужный… хотя бы так: старик Стругацкий нас заметил и, в гроб сходя, благословил!..

Ю.В.Крупнов, один из вдохновителей продолжения пути на Амальтею – через космодром Свободный – пишет (Ю.В.Крупнов «Россия между Западом и Востоком. Курс Норд-Ост», СПб, изд.дом «Нева», 2004, сс.345-347):

«Главная на сегодня историческая задача русских и всех желающих жить с ними вместе народов – соединить три России: дореволюционную, советскую и послеперестроечную.

У каждой из этих «Россий» есть свои искренние сторонники, жёстко и, как правило, по делу, критикующие две другие «России». Но в то время, когда само будущее страны под вопросом, вряд ли у нас есть возможность в угоду собственному идеологическому комфорту увлечённо отстаивать «свою Россию» и пенять «России чужой».

Поэтому я считаю самым необходимым сегодня – выйти на единую и единственную для нас всех Россию через доктрину России в ХХI веке и определение главного единого вектора российского развития в виде того общего дела, которое, с моей точки зрения, способно объединить три этих страны и три сообщества по-своему любящих Россию.

Такой вектор – Великоокеанский…

Во-первых, без опережающего и решительного развития российского Дальнего Востока нам не только не стать мировой державой, но и вообще не сохранить России даже в каком-то ущербном виде. До тех пор, пока Дальний Восток по престижности и качеству жизни не опередит Москву и Подмосковье или Санкт-Петербург – нет у России ясного и достойного будущего. Даже нет границы и формы страны.

Во-вторых, именно дальневосточное и великоокеанское развитие России востребует полного восстановления Северного морского пути (СМП) – великого русского дела, по значимости полностью сомасштабного в веке ХХ всемирному значению великой русской литературы века ХIХ и атомно-космическому проекту СССР. А СМП потянет за собой восстановление наших Северов, бессовестно брошенных сегодня в угоду жажде наживы…

В-третьих, именно в союзе с Америкой Евразия впервые приобретает свой подлинный геополитический и всемирно-исторический объём. Разумеется, я имею в виду Америку как материк и, более того, в первую очередь, Ибероамерику – т.е., Америку, которая говорит на испанском и португальском языках.

В-четвёртых, не надо забывать, что разлад и беды – но и победы!- России пошли от русско-японской войны 1904 года, которая, в свою очередь, была связана с активной реализацией Николаем II Восточной политики… Вне этой Восточной политики не было бы ни Транссиба, ни Курил, ни Халкин-Гола, ни величия СССР…»

И - «на базе космодрома Свободный необходимо делать опорную базу для развития Приамурья и Дальнего Востока в целом. Космодром «Свободный» является не частным случаем, а, прямо наоборот — ключевым вопросом будущего Дальнего Востока…» (http://www.kroupnov.ru/news/2006/09/12/10442).

***

«Никогда ещё на Амальтею не опускался такой изуродованный планетолёт. Край отражателя был расколот, и в огромной чаше лежала густая изломанная тень. Двухсотметровая труба фотореактора казалась пятнистой и была словно изъедена коростой. Аварийные ракеты на скрученных кронштейнах нелепо торчали во все стороны, грузовой отсек перекосило, и один сектор его был раздавлен. Диск грузового отсека напоминал консервную банку, на которую наступили свинцовым башмаком. …

Тенорок дежурного диспетчера, очень весёлый и безо всякой почтительности, сказал скороговоркой:

- Товарищ директор, капитан Быков с экипажем и пассажирами прибыл на станцию и ждёт вас в вашем кабинете. …

Они пошли навстречу друг другу, гремя магнитными подковами по металлическому полу, и сошлись на середине комнаты. Они пожали друг другу руки и некоторое время стояли молча и неподвижно. Потом Быков отнял руку и сказал:

- Товарищ Кангрен, планетолёт «Тахмасиб» с грузом прибыл» («Путь на Амальтею», издательство ЦК ВЛКСМ «Молодая гвардия», 1960, сс.81-83). 

А.И.Агафонов

Источник: http://www.razumei.ru/lib/article/1713

Читать комменты и комментировать

Добавить комментарий / отзыв



Защитный код
Обновить

Путь на Амальтею лежит через космодром Свободный! | | 2013-01-17 18:53:00 | | Блоги и всяко-разно | | Пятидесятилетию творческой деятельности братьев Стругацких  и её результатам посвящается. Более тридцати лет назад впервые прочитал сборник фантастики братьев Стругацких - «Путь на Амальтею». Повесть одноимённого названия: восемьдесят страниц прочитываются н | РэдЛайн, создание сайта, заказать сайт, разработка сайтов, реклама в Интернете, продвижение, маркетинговые исследования, дизайн студия, веб дизайн, раскрутка сайта, создать сайт компании, сделать сайт, создание сайтов, изготовление сайта, обслуживание сайтов, изготовление сайтов, заказать интернет сайт, создать сайт, изготовить сайт, разработка сайта, web студия, создание веб сайта, поддержка сайта, сайт на заказ, сопровождение сайта, дизайн сайта, сайт под ключ, заказ сайта, реклама сайта, хостинг, регистрация доменов, хабаровск, краснодар, москва, комсомольск |
 
Поделиться с друзьями: