Ответ Айвазову

Ответ Айвазову

Как и было обещано, я попытаюсь дать ответ на критику Александра Айвазова. При этом, по мере возможности, попытаюсь уклониться от обсуждения личных выпадов. Поскольку Айвазов, все-таки, не либераст и не экономиксист, я исхожу из того, что эти выпады носят не системно-корпоративный, а именно что личный характер, так что ими можно пренебречь. Правда, судя по всему, это приведет к тому, что ответ на критику будет короче самой критики.

В начале своего рассуждения Айвазов пишет, что представляется сомнительным тезис о том, что невозможность расщирения рынков означает конец капитализма, ссылаясь при этом на Шумпетера и Валлерстайна. Мы с большим уважением относимся к этим авторам, особенно, первому (потому как он экономист, а не философ), но не могу не отметить, что данный выстрел сделан в пустоту, поскольку речь у меня шла не о капитализме, а о современном капитализме. Невозможность расширение рынков приводит к невозможности углубления разделения труда, то есть - к падению эфективности капитала и, как следствие, невозможности расширенного воспроизводства. А вот деградация в классический, можно даже сказать «дикий» капитализм, со снижением технологического уровня, распадом мира на отдельные зоны, в некоторых из которых возможен даже откровенный фашизм - это вполне возможно. Да, конечно, это - агония, но продолжаться она может достаточно долго, тут я даже не буду спорить с Валлерстайном, с его полувеком, хотя, безусловно, у него в обоснование этого срока положены совершенно другие соображения.

И уж, разумется, я совершенно не утверждал, что капитализм «уже умер», тут уж Айвазов просто притянул за уши свои собственные понимания нашего текста, явно негативные. При этом он построил сложную конструкцию, со ссылкой на Айзека Азимова, пытаясь объяснить два подхода к описанию реальности, в то время как они известны давным давно - как дедуктивный и индуктивный. И здесь, кстати, я с ним соглашусь - мы действительно пытаемся создать общую теорию, а через нее спускаться «вниз», к конкретным проявлениям общественной жизни. Другое дело, что теория эта еще в процессе создания и развития, так что найти множество мелких несоответствий в ней - дело не такое уж сложное.

И вот тут Айвазов переходит к критике нашей теории кризиса. Начинает он с чисто эмоциональных высказываний, которые я пропущу, но дальше он начинает предъявлять претензии о том, что в рамках этой теории мы опровергаем « не только классиков «Красного проекта» К.Маркса, В.Ленина, и выдающихся экономистов прошлого века, таких как Н.Кондратьев и Й.Шумпетер, но и наших современников, таких, к примеру, как С.Глазьев, М.Хироока, К.Перес или Дж.Арриги». Здесь я могу сказать только одно - для серьезного исследователя не может быть авторитетов, он должен критически осмыслить весь тот багаж, который они предъявили науке. При этом не могу не отметить, что Маркса мы не опровергаем, а продолжаем, как и Шумпетера (все-таки, много лет прошло с тех пор, как они писали свои работы), что касается Ленина, то спор с ним у нас только в одном месте - в том, где он спорит с Р.Люксембург, о чем ниже.

Очень смешно выглядят соображения о том, что мы «льем воду» на мельницу наших идеологических противников - либералов, поскольку, якобы, в условиях хаоса все хватаются за единственный более или менее прочный осколок - то есть США. Во-первых, все равно хватаются, а, во-вторых, как раз из нашей теории следует, что за США-то хвататься не надо, поскольку они понесут самый сильный урон от этого кризиса. Но это, опять-таки, с точки зрения нашей теории кризиса критикой считаться не может, поскольку апеллирует не к научным доводам, а личным: «он помогает пацанам из соседнего подъезда!»

А вот дальше у Айвазова начинается интересное, а именно, ссылки на «Азиатский цикл накопления» и теорию «технологических укладов». Тут Айвазов снова гвооит о том, что наши утверждения реальности не соответствуют (делая при этом смешную для меня, как математика, ссылка на Садовничего, который с детства у всех математиков моего поколения был примером «не ученого»), но сам при этом попадает в серьезную ошибку. Дело в том, что сама концепции «азиатского цикла накопления» и «технологических укладов» (с последней, кстати, я и не спорю, она нашей теории не противоречит) основана на самодостаточности технологического развития. Ну, то есть, деньги есть - разработали и произвели.

Есть однако одна тонкость, которая мне, как человеку, отвечающему когда-то в Министрества экономики, в том числе, за понимание денежного оборота, абсолютно очевидна, а вот современным экономистам, говорящим уже на либеральном языке (не говоря уже о собственно экономиксистах) она значительно менее понятна. Дело в том, что деньги нельзя накопить , они работают только тогда, когда обеспечивают замкнутый поток! То есть мало их вложить, что-то разработать и произвести, нужно еще продать! Причем продать тому, у кого уже есть деньги (заработанные в процессе производства или полученные иными способами), причем так, чтобы производитель и разработчик окупили бы свою работу! Если это будет не так - то весь процесс остановится!

Можно понять Арриги и других разработчиков концепции «азиатского цикла накопления» в 70-е - 80-е годы, когда они видели колоссальные успехи Японии и Китая, но сегодня-то, когда Япония лидирует в мире по объему госдолга, а Китай находится (как и США) на грани жесточайшего кризиса - наивно считать, что сами по себе накопленные деньги - это счастье! Куда сегодня Китай может девать финансовые активы объемом в три триллиона долларов? Зачем они ему, с конструктивной точки зрения? Нет, как угроза для США - да, но экономического смысла в них нет.

В этом смысле Айвазов находится в глубоком плену философии субъективного идеализма, свойственной экономиксизму, в то время как мы пытаемся придать современной экономической науке материалистический характер. Другое дело, как у нас это получается, но так давайте нас критиковать за то, что мы от материализма уклоняемся, а не предлагать в качестве примера абсолютно идеалистические схемы, которые, к тому же, уже явно терпят крах.

Далее Айвазов кратко пересказывает теорию «технологических укладов», с которой, кстати, мы и не спорим. Наша теория технологических зон не отрицает их взаимодействие, по этой причине развитие происходит, в общем, более или менее параллельно, и его вполне можно разделить на этапы. Тут спорить не о чем. наша теория только объясняет тот ресурс, за счет которого можно углубить разделение труда и выйти на на следующий этап, ресурс этот - расширение рынков сбыта той или иной технологической зоны. Собственно, технологическая зона - это самодостаточная система разделения труда, обладающая собственной финансовой системой и я не очень понимаю, о чем здесь можно спорить. Кстати, о том, что современная парадигма экономического развития - это углубление разделения труда, писали еще меркантилисты в XVII веке, а то, что с какого момента для углубления разделения труда нужно расширять рынки отметил еще Адам Смит. Я надеюсь, в этими выводами Айвазов спорить не будет?

Еще более смешно выглядит упоминание о каком-то «англо-саксонском» капитализме. Просто в результате кризиса 70-х-80-х годов прошлого века, между двумя последними технологическими зонами, СССР и США, выиграли последние и сегодня вся мировая экономика представляет собой единую систему разделения труда, основанную на долларе США. Можно ли ее назвать «англосаксонской»? Это отдельный вопрос, я бы, скорее, назвал ее «либеральной» или «финансовой», но это, в конце концов, дело вкуса.

Далее Айвазов делает типичную ошибку, свойственную тем, кто слышал наш термин «глобальный проект», но не удосужился прочитать соответствующие тексты. Глобальный проект нельзя выдумать в тиши кабинетов - он завоевывает мир привлекательностью своей идеи. Слово «проект» мы выбрали потому, что если идея «правильная» (смысл этого слова я предпочитаю обсуждать в той части своих работ, которые касаются проектной теории), то она самоорганизовывает людские массы и начинает принципиально менять взгляд людей на окружающий мир. Так что здесь можно сделать господину Айвазову серьезное замечание: если Вы претендуете на звание ученого - сначала прочтите тот текст, который критикуете. Или вообще о нем не пишите.

Далее Айвазов говорит о том, о чем в нашей теории вообще ничего нет, а именно о том, что, якобы, источником накопления при капитализме является ссудный процент. Я уж не знаю, откуда он это взял, но у нас говориться о том, что это инструмент ускорения углубления труда и механизм перераспределения прибыли (в том числе за счет кредитования частного спроса). Это привело к гипертрофированному росту финансового сектора (в США его доля в ВВП и в перераспределении прибыли корпораций выросда до 50%), но что это единственный источник накопления капитала мы просто никогда не писали.

Ну и совсем смешно - про «выдуманную» депрессию 1907-14 годов. Тут я даже комментировать не буду, поскольку нужно просто почитать книжки про этот период, в том числе те, в которых подробно рассказывается про создание ФРС. Можно рекомендовать, например, книгу С.Егишянца «Тупики глобализации или игры сатанистов?» . А вот насчет снижения эффективности капитала ... Я уже много раз писал о своем скептическом отношении к теории «циклов Кондратьева», и повторяться здесь не буду. Но вот о точном датировании кризисов падения эффективности капитала в связи с невозможностью расширения рынков сказать нужно.

Итак, первый кризис падения эффективности капитала, связанный с невозможностью расширения в Атлантическом бассейне трех технологических зон: Британской, Германской и США, начался в конце XIX века, в США чуть позже (упомянутым кризисом 1907-08 гг и последующей депрессией). Отметим, что Японская технологическая зона в этот кризис практически не попала, поскольку цикл расширения еще не закончила. Закончился этот кризис I Мировой войной , затем, в 20-е годы - послевоенное восстановление, а в 30-е годы кризис продолжился, поскольку границы зон изменились мало (только Германию лишили независимой финансовой системы). Именно в это время на отколовшейся от Германской зоны территории СССР возникла еще одна технологическая зона. Затем - II Мировая война, по итогам которой из 5 зон осталось две: Японскую и Германскую уничтожили и разделили победители, а Британская присоединилась к зоне США.

На этом потенциале СССР и США активно развивались, но затем начался новый кризис падения эффективности капитала, в СССР - в начале 60-х годов (но развивался он медленно, до начала 80-х сохранялись положительные темпы роста), в США - в начале 70-х. Там этот кризис развивался весьма бурно, в 70-е годы экономика США уже падала, а СССР еще нет, но после того, как был придуман механизм массового кредитования частного спроса («рейганомика») спад удалось остановить - и разрушить СССР. 90-е годы («золотой век» Клинтона) - это как раз очередная, хотя и короткая, эпоха расширения рынков, а дальше - начался новый кризис падения эффективности капитала. Желающие могут сравнить эту датировку с теми, которую дают «кондратьевцы» (у них, правда, она у всех разная).

Ну и дальше у Айвазова идет очередной цикл субъективно идеалистических расуждений. «Я не могу согласиться» что расширение рынков невозможно, потому что есть много людей, которые хотят потреблять. Ну, хотят, и что? Во время голодомора в США в начале 30-х годов прошлого века люди тоже хотели, даже не потреблять, а просто есть - и что? Стимулировать спрос, как предлагает Айвазов? Но весь потенциал этого симулирования сожжен в процессе «рейганомики». Уничтожить все долги и начать все сначала? Можно, но только для вместе с долгами «сгорит» и избыточный спрос, так что экономика опустится на уровень 50-х годов прошлого века, а то и ниже. В общем, тут нет простых ответов, что бы кто там не говорил. Впрочем, об этом я уже столько раз писал, что повторять просто не имеет смысла.

Не менее странно выглядят рассуждения Айвазова о «среднем» классе. Механический рост ничего не говорит, если не сказано о причинах этого роста. Мы причину называем - эмиссия и кредитование спроса, и объясняем, почему она больше не работает. Может быть, мы и не правы, но тогда нужно обсуждать наши доводы и цифры стимулирования спроса - а этого Айвазов не делает. Вместо этого он ссылается на Глазьева, который, как и мы, желает восстановления России после страшного кризиса последних десятилетий. Другое дело, что самостоятельно выйти на следущий технологический уклад мы не сможем - просто не хватит рынков сбыта. Но вот обогнать мир, который уже завтра начнет то движение вниз, которое мы прошли в 90-е - 00-е годы, мы, теоретически, по крайней мере, можем. Но только для этого нужно хорошая теория. И по этой причине я заканчиваю цитатой из И.Сталина: «Нам позарез нужна хорошая экономическая теория, иначе нас сомнут!» Вот именно в этом направлении мы и пытаемся работать и предлагаем всем, кто в этом с нами солидарен (то есть Александру Айвазову, в частности) к нам в этом вопросе присоединиться!

Михаил Хазин

Чтобы оставить комментарий Вы можете или зарегистрироваться, или войти, или прокомментировать статью с Вашим ip-адресом.

Источник: http://www.razumei.ru/discussion/20130122/1723

Читать комменты и комментировать

Добавить комментарий / отзыв



Защитный код
Обновить

Ответ Айвазову | | 2013-01-22 12:11:00 | | Блоги и всяко-разно | | Как и было обещано, я попытаюсь дать ответ на критику Александра Айвазова. При этом, по мере возможности, попытаюсь уклониться от обсуждения личных выпадов. Поскольку Айвазов, все-таки, не либераст и | РэдЛайн, создание сайта, заказать сайт, разработка сайтов, реклама в Интернете, продвижение, маркетинговые исследования, дизайн студия, веб дизайн, раскрутка сайта, создать сайт компании, сделать сайт, создание сайтов, изготовление сайта, обслуживание сайтов, изготовление сайтов, заказать интернет сайт, создать сайт, изготовить сайт, разработка сайта, web студия, создание веб сайта, поддержка сайта, сайт на заказ, сопровождение сайта, дизайн сайта, сайт под ключ, заказ сайта, реклама сайта, хостинг, регистрация доменов, хабаровск, краснодар, москва, комсомольск |
 
Поделиться с друзьями: