Сталин. Величие ночи. Глава 1

Сталин. Величие ночи. Глава 1

Введение

 

Эпоха Сталина это эпоха великих свершений и гнусных злодеяний. Не все великие свершения заслуга Сталина и не все гнусные злодеяния его вина. Благих намерений у Сталина было много, но, как известно, благими намерениями вымощена дорога в ад. Случай со Сталиным как нельзя лучше подтверждает это печальное правило. Есть такой анекдот:

«Стоят преступники в аду – кто в крови, кто в пламени горит. Данте обходит владения дьявола, видит: один из самых страшных негодяев стоит в крови лишь по колено. Удивился Данте, подошел, узнал Лаврентия Берия:

– Почему так мелко, Лаврентий Павлович?

– А я на плечах Иосифа Виссарионовича...».

Анекдотов на Сталинскую тему масса, причём большинство из них негативного плана, однако редко когда их можно было бы исправить одним небольшим изменением так, чтобы они стали отражать реальное положение дел. В этом же случае стоит поменять действующих лиц и всё встанет на свои места. Если Сталин и попал в ад, то случилось это по милости господствующей в его времена партократии. Стоит представить на месте Лаврентия Павловича Берия – Сталина, а на месте Сталина всю партократию от Р.И.Эйхе до Н.С.Хрущёва, то анекдотец из совершенно непотребного превращается в умеренно-злой.

О Сталине написано много книг. Их писали разные авторы. Одни пытались замазать своего героя как можно большим слоем чёрной грязи, другие старались отмыть его до сияющего блеска. Однако все эти попытки написать о Сталине потерпели неудачу, поскольку за несколькими исключениями, все они делают одну и ту же ошибку – изначально исходили из неверного положения о том, что все, что делалась в СССР с 1924 по 1953 год, делалось одним Сталиным и им, Сталиным, контролировалось. Всё! От коллективизации до фабрикации «Дела врачей» задумывалось, режиссировалось и проводилось в жизнь сверхчеловеком Иосифом Виссарионовичем Сталиным.

Одни видят в этом сверхчеловеке бога и соответственно утверждают, что всё что он делал было верно и заканчивалось неизменным успехом, другие видят в нём дьявола и, соответственно, утверждают что всё, что он делал, оборачивалось провалами и неисчислимыми бедствиями. Однако беспредельный сталинизм так же опасен, как и разнузданный антисталинизм поскольку они равноудалены от истины.

Есть такое выражение. Не могу сейчас воспроизвести его на латыни, но в переводе на русский оно звучит так: «Чтобы верить, нужно знать всю правду».

Апологеты Сталина, а их сейчас более чем достаточно, утверждают, что Сталин выдвинулся на первые роли в государстве в результате проведённой им индустриализации. Они верят в то, что народ СССР оценил бесспорные победы социализма и буквально на руках внёс своего вождя в Кремль.

Разоблачители Сталина, а они, увы, еще не перевелись, утверждают, что Сталин захватил власть путём подковёрных интриг. Они верят, что Иосиф Виссарионович ставил прослушку, следил за своими политическими соперниками и вступал в сговор с одними против других. Увы, похоже, что эти авторы верят каждый в своё, как другие люди верят в Бога или инопланетян, не зная (и не желая знать) всей правды.

Вот, например, апологет Сталина профессор В.М.Жухрай в одном из своих интервью заявляет, что никаких массовых репрессий в Советском Союзе не было. Это неправда, недостойная человека со званием профессора. Сегодня хорошо известен приказ наркомвнудела Н.Ежова №00447 от 30 июня 1937 года, по которому по одной московской области (по требованию Н.С.Хрущёва) было единовременно репрессировано 35000 человек. А вот и деятельность секретаря Западно-Сибирского крайкома – Р.И.Эйхе. Он репрессировал единовременно 17000 человек.

Вот, мол, скажут антисталинисты, преступная деятельность Сталина, заставлявшего секретарей убивать, убивать и убивать. Однако затем все они (Чубарь Влас Яковлевич, Косиор Станислав Викентьевич, Постышев Павел Петрович и пр.) в один день 26 февраля 1939 года были расстреляны, то есть понесли заслуженные наказания. Ещё раньше в октябре 1937 года был приговорен к смертной казни по обвинению в участии в контрреволюционной террористической организации Мендель Хатаевич. А 2 февраля 1940 года закончил свой жизненный путь и сам Роберт Индрикович Эйхе.

И вот это уже сделал, несомненно, Сталин, ведь именно их уцелевший Н.С.Хрущёв на пресловутом XX съезде объявит главными невинными жертвами сталинизма. Да, эти деятели были жертвами именно Сталина. Остальные расстрелянные или замученные в лагерях представители коренных народов России, были их, партфункционеров, жертвами.

Так может было бы логично предположить, что шла некая борьба между Сталиным и так называемым «широким руководством»? Может быть, хотя я не согласен с доктором исторических наук Ю.Н.Жуковым во всем, что касается мотивов Сталина. Не собирался Иосиф Виссарионович бескровным путём избавляться от балласта в лице партноменклатуры. Не была и идея о прямых, тайных равноправных выборах на альтернативной основе самоцелью, иначе, почему Сталин никогда больше не вернулся к ней? Да и непонятно откуда такая жестокость приговоров – расстрелять всех секретарей в один день? Только ли за то, что они утопили страну в крови? Безусловно, и за это тоже, но есть у меня стойкое подозрение, что они ему сорвали некую чрезвычайно важную и нужную операцию. Какую? Тайна сия велика есть, и выходит за границы истории СССР и России. Мы попробуем разобраться в этом без слёз и истерик, потому, что, как оказалось, всё произошедшее тогда непосредственно связана с нашими днями. История повторилась и актуальные вопросы, стоящие перед властью и народом в те годы, стали актуальны и для нас сегодня.

В работе над книгой я пользовался рядом источников, пытаясь использовать ныне рассекреченные и опубликованные материалы в отрыве от рассуждений авторов, приводящих эти документы, так, я надеюсь, мне удалось избежать пристрастности в оценках. Только в некоторых случаях мне пришлось использовать не первоисточники, а версии и гипотезы, однако и в этих случаях я пытался сообщать читателю факты, а дальше только помогать ему делать правильные, на мой взгляд, выводы. Итак, Вы взяли в руки книгу, представляющую собой своего рода подготовительную работу к будущей художественной книге о Сталине. Она написана с целью расставить акценты и обрисовать эпоху, в которую в скором времени будут помещены мои персонажи. Примите же и вы приглашение автора и окунитесь вместе со мной в ужасную и великую сталинскую действительность.

 

Глава 1. Ещё не Сталин

 

Обычный парень, сын прачки и сапожника

Наш герой вырос там, где средь горных пиков и душистых виноградников царят жестокие нравы кровавых вендетт. Где споры предпочитают решать по-мужски. Где ненавидят и любят одинаково страстно, порой до смерти. Где под ярким солнцем бушуют почти мексиканские страсти, а над обильно орошённой кровью старых войн землёй в белых облаках парят горные орлы.

Светлана Аллилуева, побывавшая в Гори вместе с Василием Сталиным так описывает город детства отца:

«…Это родная мне земля – крошечная долина в излучине Куры, огибающая плоский холм с крепостью на нем, городок у подножья холма, и кругом сады, солнце, виноградники, серебряная Кура, спокойная и мелкая здесь. А вокруг этого всего – горы. Они сходятся в ущелье, где стоит село Антени, с его чудесным вином золотого цвета, а в ущелье – атенская церковь классической грузинской архитектуры с фресками XI века».

По старому грузинскому поверью в час появления на свет великого человека на крышу его дома садится ястреб, а в небе слышен орлиный клёкот. Сбылась ли на этот раз примета? Сей факт скрыт от историков во мраке безвестности. Однако он родился.

Иосиф Виссарионович Джугашвили (Сталин) пришёл в этот мир 6 (18) декабря 1878 года. Об этом была сделана соответствующая запись в метрической книге Горийского Успенского собора, фотокопия которой хранится в РГАСПИ (Российский государственный архив социально-политической истории). Однако во всех многочисленных послевоенных биографиях Генералиссимуса написано: «СТАЛИН (Джугашвили), Иосиф Виссарионович, родился 21 декабря 1879 года в городе Гори, Тифлисской губернии…». На год и три дня позже своего реального появления на свет. Кто ошибся?

Впервые путаница произошла по недосмотру. В 1921-1922 годах кто-то из помощников тогда ещё не вождя совершил ошибку. При заполнении за него биографических справок была проставлена неверная дата. Банальная в принципе оплошность. Странности начались потом, когда Сталин не пожелал исправить ошибку. Он не сделал этого ни тогда, ни впоследствии. В результате много лет беспредельного сталинизма, а затем и разнузданного антисталинизма именно эта дата считалась единственно правильной. В 1929 году вся страна впервые отметила её как день рождения уже вождя. Несмотря на то, что вся кровавая борьба за власть тогда только начиналась, и положение генсека было весьма шаткое, многие историки считают именно 29-ый год началом «периода культа личности Сталина». Однако по какой же причине Иосиф Виссарионович оставил явную ошибку биографов, в результате чего весь мир был введён в заблуждение?

Как считает историк Борис Соколов: «В то время было принято праздновать не день рождение, а день ангела, то есть день того святого, в чью честь человек был окрещён. Поэтому люди далеко не всегда помнили точную дату своего рождения. А в семьях простонародья нередко забывали и год своего появления на свет. Сталин в этом отношении не был исключением, колебался в выборе года рождения между 1878-м и 1879-м и в дальнейшем изобрёл условную дату своего рождения». С этим утверждением можно согласиться, учитывая жизнь, которую вёл нелегальный революционер-подпольщик. Сталин ведь даже имя своё настоящее слышал крайне редко, будучи известен в партии под выбранным себе псевдонимом Коба.

Человек, решавший судьбы мира рос болезненным и слабеньким ребёнком. Тиф и Чёрная оспа чуть не отправили маленького Сосо «из колыбели да на тот свет». Всю ночь горит на столе в маленькой тёмной комнате керосиновая лампа. Всю ночь блики непостоянного света гуляют по потолку. В постели, охваченный жаром, в бреду мечется ребёнок. Мать знает, что несущих корь, оспу и другие болезни жестоких грузинских духов «батонеби» нужно чем-то задобрить, дабы помиловали они сына её, но нет у семьи Джугашвили денег ни на ковры дорогие красивые, ни на цветы и угощения вкусные. Окна лачужки красным ситцем завешаны. Горит свеча. Просит милости Кэкэ у духов, и не остаются они глухи к мольбам бедной женщины. Что это – чудо, судьба, карма? Но бич Закавказья, косивший в те годы население разных возрастов и полов, сжалился над мальчиком. Ни тиф, ни оспа не смогли сломить маленького Сосо. Он выжил. Выжил вопреки всякому здравому смыслу.

Однако на этом несчастья Иосифа не закончились. В возрасте шести лет он сильно повредил руку. Мальчик был живым, активным, не исключено, что это стало следствием падения с большой высоты. Как бы там ни было, а атрофию плечевого и локтевого сустава левой руки, вследствие нагноения ушиба, Сталин получил на всю жизнь. Реальность идет в разрез с мифологией, которая относит повреждение руки Сосо либо к травме при наезде на него Фаэтона в 1890 году, либо, как утверждает биограф Сталина Э.С.Радзинский, к значительно более позднему эпизоду бурной революционной биографии Кобы. Однако верным решением задачи обычно оказывается самое простое и очевидное, поэтому, скорее всего, имело место не более чем падение.

Но мифологией окутана жизнь не только будущего вождя, но и его родителей. О его матери – Екатерине (Кеке) Джугашвили, урожденной Геладзе – известно много. Есть здесь как откровенные выдумки, так и бесспорные факты. Мифология делает из матери Сталина падшую женщину, ради своих целей продававшую себя практически всем своим богатым хозяевам. Есть соответствующие версии о том, что Иосиф мог быть сыном либо купца второй гильдии Якова Егнаташвили, либо известного русского путешественника Пржевальского, либо и вовсе Императора всероссийского Александра II.

Реальность как всегда проще и обыденнее, чем эротические фантазии некоторых авторов. Существуют воспоминания Семёна Гогличидзе, согласно которым это была живая и трудолюбивая женщина, «которая всю свою жизнь проводила в работе. У этой одарённой от природы женщины все спорилось в руках – кройка и шитьё, стирка, выпечка хлеба, расчесывание шерсти, уборка и т.п. Некоторые работы она брала сдельно. Она работала также подёнщицей и брала шитьё на дом».

За густым туманом истории расплывается образ отца Иосифа. Есть фотография, на которой изображён человек с бородой и внутренней саркастической улыбкой, едва выглядывающей наружу. Видимо так и выглядел этот одно время весьма преуспевающий сапожных дел мастер.

Хотя говорят, что Виссарион пил всегда и был плохим рабочим, что не соответствует действительности. По этому поводу существуют воспоминания А.М.Цихитатришвили:

«Когда Барамов открыл в Гори сапожную мастерскую, он выписал из Тифлиса лучших мастеров, в том числе и Бесо Джугашвили.

Бесо скоро стал известным мастером. Большое количество заказов дало ему смелость открыть собственную мастерскую... Друзья решили женить его. Они сосватали ему невесту - Кеке Геладзе».

Бессо и Кэкэ поженились, когда ему было 24 года, а ей 16 лет, о чем имеется запись в книге бракосочетаний от 1874 года. По поводу же пристрастия к выпивке, вспоминает ученик Виссариона Давид Гаситашвили: «Среди людей нашего ремесла Бесо жил лучше всех. Масло дома было всегда. Продажу вещей он считал позором». Это был молодой человек, внешне, судя по снимку, весьма недурён собою, с профессией. Кэкэ же – молодая симпатичная девушка (рыженькая с веснушками) на выданье. Исход легко предугадать. Поэтому, вопреки мифам и слухам, правда, очевидно, в том, что одним декабрьским, ничем не примечательным днём, в скромной лачужке родился обычный парень, сын прачки и сапожника.

Однако затем, всё больше спиваясь, Виссарион становился неуправляем. Не раз матери Сосо приходилось прятаться от разъярённого супруга по углам, а однажды произошёл случай, на котором следует остановиться подробней. Став свидетелем того, как отец очередной раз поднял руку на Кеке, Иосиф не остался в стороне. Защищая мать, он бросился с ножом на обидчика, на мгновения ярости забыв, что тот приходится ему отцом, которого по грузинским обычаям должен уважать и почитать.

Хотя, по всей видимости, сына Виссарион не бил. К нему прикладывалась как раз Кеке. Через много лет он – уже всесильный диктатор – во время посещения престарелой мамы спросит у неё:

– Почему ты меня так сильно била?

– Вот поэтому ты и вырос таким хорошим, – будет ему ответом.

Но пока это ещё так далеко. Сейчас на дворе середина 1880-х годов. Сосо молод, активен. Он участвует в массовых драках. Это называлось «Криви». По-нашему стенка на стенку. Братья по классу ни раз собирались вместе и поколачивали мальчишек из богатого нижнего города. Причём Иосиф, не отличающийся крепким здоровьем и физической силой, прибегал к хитрости. Маленький и юркий он незаметно мог оказаться сзади соперника и ударить в спину.

Существует ряд бездоказательных историй, призванных осветить садистскую жестокость юного Сталина. Так, например, рассказывают, что будущий диктатор любил отлавливать и потрошить кошек. А известный грузинский писатель Григол Робакидзе приводит в своём романе «Убиенная душа» следующий эпизод: «Однажды он случайно наступил на цыплёнка и сломал ему ногу. Цыплёнок с писком пытался отползти. Сталин догнал и раздавил его…».

Непонятно, откуда литератору стал известен этот случай. Это явное преувеличение. И с кошками, и с цыплятами. Но вот судьбе птиц, попадавших в поле зрения мальчика, я бы не позавидовал. Рогатка всегда на месте, глаз зорок и выстрел точен.

Как уже говорилось, на протяжении всей своей истории Грузия постоянно воевала. То турки нападут, то монголы. Долго ещё потом отдавались в памяти жителей страшные стоны, и лязг металла. Существует в тех краях такая легенда: «однажды земля перестала родить хлеб, потому что пропиталась кровью, и тогда люди решили отмыть её. Но когда они сделали это, когда вымыли всю кровь, то земли не осталось, лишь голые камни».

Иосиф не был неким исключение из правил, он был грузином. Воспитывался по всем обычаям этого жестокого края. Нет, конечно, не каждый грузин при благоприятных условиях стал бы Сталиным, и причины озлобления, превратившие его в холодного диктатора, которого мы знаем, необходимо искать не в детстве и даже не юношестве.

Очень верно написал в своё время философ Ницше: «Долгие и великие страдания воспитывают в человеке тирана».

Сталин страдал долго и мучительно, но не в детстве. Как это не покажется странным, детство, возможно, было самым счастливым временем в жизни Сосо (до определённого момента конечно), вероятно именно поэтому одинокий диктатор не часто вспоминал его. Отец, пока окончательно не спился, был, как уже говорилось, хорошим деловым человеком. Даже имел в Гори свою собственную сапожную мастерскую и то ли 10 то ли 15 наёмных рабочих, что дало повод Хрущёву в последствии обвинить Бессо Джугашвили в эксплуататорстве. Обвинение по меркам советской действительности тяжелейшее. Однако и потом, когда беззаботное детство закончилось, когда стало нечего есть, когда матери пришлось работать в богатых домах прачкой, чтобы прокормить его, всё равно жизнь была не так плоха. Ведь он её любил, а она любила его. Перед поступлением в горийское духовное училище мать связала ему шикарный красный шарф, в котором Иосиф перешёл порог первого в его жизни учебного заведения. Это было счастье.

Потом в беседе с немецким писателем Эмилем Людвигом Сталин будет защищать своих родителей и свою жизнь в Гори: «Нет, – скажет он решительно. – Мои родители были необразованные люди, но обращались со мной совсем не плохо...».

Не нужно искать истоки Сталинской р-р-революционности, а уж тем более некой садисткой жестокости в школьные и дошкольные годы. Как он сам говорил во всё той же беседе с Э.Людвигом:

«Я не могу утверждать, что у меня уже с 6 лет была тяга к социализму. И даже не с 10 или с 12 лет. В революционное движение я вступил с 15‑летнего возраста, когда я связался с подпольными группами русских марксистов, проживавших тогда в Закавказье. Эти группы имели на меня большое влияние и привили мне вкус к подпольной марксистской литературе».

Но это будет ещё не скоро. До того нашему герою предстоит пройти ещё одно испытание, уготованное ему судьбой. Вспоминает С. П. Гогличидзе:

«Как-то раз, 6-го января (1890 года – М.Б.) на "иордань", возле моста через Куру, пришло множество народу. На главной улице были выстроены войска. После церемонии духовенство возвращалось по своим церквам, причем все улицы были переполнены народом. Столпился народ и в узкой улочке около Оконской церкви. Никто и не заметил, что сверху бешено мчится фаэтон с пассажиром...

Фаэтон врезался в толпу как раз в том месте, где стоял наш хор певчих. Coco хотел было перебежать через улочку, по не успел: фаэтон налетел па него, ударил дышлом по щеке, сшиб с ног, но... по счастью, колеса переехали лишь по ногам мальчика.

Хор певчих мгновенно окружила толпа. Подняли потерявшего сознание ребенка (Coco было тогда 10-11 лет) и доставили домой. При виде изувеченного сына мать не смогла сдержать горестного вопля...

Coco открыл глаза и прошептал: «Не бойся, мама, я чувствую себя хорошо». Мать сразу успокоилась. Пришел доктор, промыл рану, остановил кровотечение, сделал перевязку и затем объявил:

Внутренние органы не повреждены...

Coco пролежал в постели две недели, а затем снова вернулся к занятиям».

К тому времени Бесо окончательно озверел.

– Ты хочешь, чтобы мой сын стал митрополитом? – кричал он в пьяном угаре. – Ты никогда не доживёшь до этого! Я сапожник и мой сын тоже должен стать сапожником!

Вспоминает Машо Абрамидзе-Цихитатришвили: «Сосо был во втором отделении, когда Бесо стал говорить, что он возьмёт ребёнка из училища и повезёт его в Тифлис для обучения своему ремеслу. Долго разъясняли ему мой муж, Эгнаташвили и другие близкие товарищи Бесо всю несуразность такого решения...».

Не помогло. Однажды, под предлогом лечения повреждённых фаэтоном ног сына, Виссарион взял его с собой в Тифлис. Назад Сосо не вернулся. Сапожник устроил его на обувную фабрику Адельханова, где давно уже работал сам.

По закону капиталистам-промышленникам запрещено было использовать труд несовершеннолетних, но что им закон, когда тут пахло нешуточной экономией. Дети – дешёвая рабочая сила, тем более на таких фабриках, где они находились практически на положении рабов. Их заставляли делать то, что не могли (не хотели) делать взрослые рабочие. Скажем, мыть полы от токсичной краски.

Когда мать приехала за Сосо в Тифлис, она, надо полагать, ужаснулась от того, в каком месте и за каким занятием обнаружила своего единственного и горячо любимого сына. Зная нрав Кеке, можно с уверенностью утверждать, что она высказала мужу все, что о нём думала. По крайней мере, после этого она больше не пустила его в дом, а всем, кто интересовался, отвечала, что Виссарион умер.

Как, когда и при каких обстоятельствах на самом деле ушёл из жизни этот грубый сапожник, истории не известно. Есть, конечно, масса слухов. Говорили, что он сгинул в пьяной драке, говорили, что был жив ещё долго и даже приходил к сыну за деньгами, когда тот уже был учеником духовной семинарии, а говорили и вовсе уж невообразимые выдумки о том, что однажды они с Иосифом пошли в горы, а назад сын вернулся один. Ссылались даже на книгу, которую Сталин любил в юности, как известно она называлась «Отцеубийца». В общем, наверное, в этой истории надо поставить точку и не теряться в догадках, потому как ничего, кроме слухов, мы не отыщем, сколько бы ни искали. Жизненный путь Кеке и Иосифа более не пересекался с жизненным путём Виссариона Джугашвили.

 

Маленький Сосо в горийском духовном училище

Но вернёмся немного назад, в то время, когда наш герой только поступил в горийское духовное училище. Каким мы встречаем его на пороге учебного заведения?

Соученику Сосо Г.Глурджидзе «запомнилась одежда, в которой Иосиф Джугашвили появился зимой в школе. Его заботливая мать, зарабатывавшая на жизнь кройкой, шитьём и стиркой белья, старалась, чтобы сын был одет тепло и опрятно.

На Иосифе было синее пальто, сапоги, войлочная шляпа и серые вязаные рукавицы. Шея обмотана широким красным шарфом. Нравился нам его яркий шарф.

Иосиф был среднего роста, худощав. В школу он ходил, перевесив через плечо сумку из красного ситца. Походка – уверенная, взгляд живой, весь он – подтянутый, жизнерадостный».

Нашему герою повезло, его выдающиеся способности, и тяжёлое положение матери гарантировали ему стипендию: он получал три рубля в месяц. Выдающиеся способности маленького Иосифа – это не призрак культа личности взрослого Сталина. «В конце каждого года Сосо переходил из класса в класс по первому разряду как первый ученик… Его способности поневоле бросались всем в глаза.

У этого очень одарённого мальчика был приятный высокий голос – дискант. За два года он так хорошо усвоил ноты, что свободно пел по ним. Вскоре он стал уже помогать дирижёру и руководил хором…» – вспоминает Г.И.Елисабедашвили.

Все соученики как один свидетельствуют что мальчик «всегда готовил уроки, всегда ждал, что его вызовут. Он был всегда исключительно хорошо подготовлен и дотошным образом выполнял домашние задания. Он считался лучшим учеником не только в своем классе, но и во всей школе. Во время занятий в классе он напряженно следил, чтобы не упустить ни одного слова, ни одной мысли. Он сосредоточивал все свое внимание на уроке – обычно такой подвижный и живой Coco».

И вообще, в весёлом мальчонке с сияющими глазами совершенно не угадывается образ угрюмого, молчаливого, всегда задумчивого вождя народов.

Как вспоминает П.Капанадзе:

«С виду Иосиф Джугашвили был худой, но крепкий мальчик. Жизнерадостный и общительный, он всегда окружен был товарищами. Он особенно любил играть со своими сверстниками в мяч (лапту) и «лахти». Это были излюбленные игры учеников. Иосиф умел подбирать лучших игроков, и наша группа всегда выигрывала».

А вот умение подбирать команду Сталин сохранит. Его будущие соратники, такие как Молотов, Каганович, Ворошилов – все они будут отобраны им из бандитской группировки, называемой ленинской партией. И разве он часто ошибался? Разве много в команде вождя было Хрущёвых и Микоянов?

Молодому Иосифу так же была присуща настойчивость и отстаивание своего мнения.

Вспоминает соученик будущего Сталина Титвинидзе:

«Илуридзе (один из преподавателей – М.Б.) вызвал Иосифа и спросил: «Сколько верст от Петербурга до Петергофа?» Coco ответил правильно. Но преподаватель не согласился с ним. Coco же настаивал на своем и не уступал. Упорство его, нежелание отказаться от своих слов страшно возмутили Илуридзе. Он стал угрожать и требовать извинений, но Иосиф обладал крепким, непримиримым характером и упорством. Он снова несколько раз повторил то же самое, заявляя, что он прав. К нему присоединились некоторые из учеников, и это еще больше разозлило преподавателя. Он стал кричать и ругаться. Сталин стоял неподвижно, глаза его так и расширились от гнева… Он так и не уступил».

Наш герой никогда не мирился с несправедливостью. Возможно это одна из главных причин (если не главная причина), забросившая Сосо в революцию.

Исследователь Е.А.Прудникова пишет о том, что «когда Coco был совсем маленьким, то мечтал стать писарем, чтобы составлять людям прошения и жалобы. Потом, став постарше и поняв, что прошениями мира не изменить, решил сделаться волостным начальником, хотя бы в одной волости навести порядок и защищать обиженных. Но время шло, он все больше и больше узнавал жизнь, в которой проблемы не решались доброй волей отдельных начальников. Смириться с церковным объяснением порядков, царивших в мире людей, ему не давали молодость и пылкость натуры — казалось, что достаточно установить на земле справедливое общество, и в людях возобладают лучшие свойства души, они сами собой изменятся и заживут достойно и счастливо».

Разочарование будет жестоким, и наш герой сломается, станет сухим, мрачным, в душе навсегда поселится подозрительность. Но в то время мы видим совершенно другого Сосо. Меняться он начнёт во время учёбы в Тифлисской духовной семинарии, и мы ещё будем наблюдать эту метаморфозу.

А пока Иосиф заканчивает Горийское духовное училище. В табеле успеваемости выпускника, опубликованном в книге антисталиниста А.Ушакова «Сталин. По ту сторону добра и зла», значится:

«По Священной истории Ветхого Завета (5)

По Священной истории Нового Завета (5)

По Православному катехизису (5)

Изъяснению богослужения с церковным уставом (5)

Языкам:

русскому с церковнославянским (5)

греческому (4) очень хорошо

грузинскому (5) отлично

Арифметике (4) очень хорошо

Географии (5)

Чистописанию (5)

Церковному пению:

русскому (5)

и грузинскому (5)»

Обратите внимание, любезный читатель, из 12 предметов у нашего героя было десять оценок «отлично» и две оценки «очень хорошо». После шести лет учёбы Иосиф Джугашвили был рекомендован для поступления в духовную семинарию.

 

Ученик Тифлисской духовной семинарии

Наш герой приехал в Тифлис 22 августа 1894 года с матерью. Блестяще сдав вступительные экзамены, он был принят в Тифлисскую православную духовную семинарию. Расположенное в центре города, неподалёку от Эриванской площади на углу Лорис-Меликовского проспекта и Пушкинской улицы, это учебное заведение по праву считалось одним из лучших в Закавказье. К сожалению даже самые выдающиеся способности абитуриента не решали финансовый вопрос. На обучение требовались деньги и не малые, которых у бедной подёнщицы просто не было.

Но молодого Иосифа, создаётся такое впечатление, вела по жизни чья-то твёрдая рука. Он должен был оказаться в месте, где по замечанию биографа Сталина Е.А.Прудниковой: «Давно уже готовили не священников, а революционеров». Произошло, как и бывает в таких случаях, чудо. Да, когда должно произойти то, что ни по каким логическим выкладкам произойти не может – случается чудо. «Божий промысел», - сказали бы верящие Богу. Хотя с другой стороны, где же ещё можно надеяться на сострадание к ближним, если не в духовной семинарии? Тяжёлое материальное положение ученика разжалобило ректора – отца Серафима, а его способности – поразили. Иосифа приняли с привилегией бесплатного проживания в общежитии и питания в столовой.

Период учёбы в семинарии очень важен для нас потому, что он даёт понимание, сложившегося именно в те годы, мировоззрения будущего Сталина. Именно тогда он знакомится с марксизмом, речь о котором впереди, и дарвинизмом. Читал Сосо с раннего детства, но что мог найти любознательный мальчик в городке под названием Гори? Другое дело Тифлис. Пред ним открылся дивный, совсем новый мир обширных библиотек. По-прежнему, как и в Гори, это была грузинская и русская классическая литература, а так же и неведомые ему ранее переводы творений европейских писателей, кроме того запретные и потому такие сладкие работы просвещённых мыслителей. 

«Господа-демократы, поспешите воскреснуть,

Выходите на суд одураченных масс:

Пусть ответят за всё Чернышевский и Герцен,

И мечтатель Белинский, и мудрец Карла Маркс;

Пусть ответят и те, что пришли вслед за вами

Вышибать из народа и радость и грусть,

И свободных славян обратили рабами,

И в тюрьму превратили Великую Русь!»

 Споёт в конце XX века Игорь Тальков.

Это он и о Вас, мой любознательный книголюб Иосиф. Именно тогда наш герой и стал мрачен и задумчив. Променял друзей на книги.

- Бога нет, они обманывают нас, - сказал он соученику и дал ему книгу Дарвина.

По теории эволюции процесс сотворения мира шёл путём случайных стечений обстоятельств. Тем временем неуправляемых процессов в мире нет. Ничего не происходит само собой.

Современный учёный геолог Рудольф Баландин приводит интереснейшую и точную метафору Ч. Викрамасингхе по этому поводу: «Скорее ураган, пронесшийся по кладбищу старых самолётов, соберёт новенький суперлайнер из кусков лома, чем в результате случайных процессов возникнет из своих компонентов жизнь…».

Если как-нибудь вечером у Вас, мой всё понимающий читатель, не будет чем заняться, проведите следующий эксперимент: разберите любые часы, находящиеся в рабочем состоянии, на мелкие составные детали, ссыпьте их в банку и трясите до тех пор, пока, в соответствии с теорией старины Дарвина, они не соберутся и не начнут ходить. Меня, честно признаться, мучают смутные сомнения, что Ваш эксперимент докажет состоятельность эволюционной теории, поэтому я такими глупостями и не занимаюсь, а работаю над данной книгой.

В завершении темы напомню только, что в ответ на сердитый возглас поэта Бездомного: «Сам человек и управляет», тогда ещё неизвестный собеседникам Воланд, мягко ответил: «Для того, чтобы управлять, нужно, как-никак, иметь точный план на некоторый, хоть сколько-нибудь приличный срок. Позвольте же вас спросить, как же может управлять человек, если он не только лишен возможности составить какой-нибудь план, хотя бы на смехотворно короткий срок, ну, лет, скажем, в тысячу, но не может ручаться даже за свой собственный завтрашний день?»

Итак, записывайте: все процессы, протекающие в любой системе взаимовложены и взаимообусловлены. Неуправляемых процессов в мире нет, и если одними действительно управляют люди, по крайней мере, те люди, которые допущены до управления, то, как же быть с тем, чем люди управлять ещё не научились, скажем, жизнью человеческой и всем распорядком на земле?

Так-то!

М.А.Булгаков понимал это ещё в тридцатых годах прошлого века, а некоторые современные философы не понимают до сих пор.

Да, именно учась в Тифлисской духовной семинарии, наш герой, под влиянием западных просветителей (кстати, «просвещённый» – одно из имён сатаны), поссорился с богом. Как известно, легче поссориться, чем придти к примирению. Путь Иосифа к богу будет долгим, тяжёлым и так и не пройденным до конца.

Впрочем, иного, видимо, и не могло произойти. Не стоит винить без меры в этом вероотступничестве одного только будущего Сталина. Святые отцы виноваты не меньше. О царивших в стенах духовного учреждения порядках вспоминает сам Иосиф, в беседе с писателем Эмилем Людвигом:

«…Из протеста против издевательского режима и иезуитских методов, которые имелись в семинарии, я готов был стать и действительно стал революционером, сторонником марксизма, как действительно революционного учения».

На вопрос Э.Людвига: «Разве Вы не признаете положительных качеств иезуитов?» вождь ответил:

«Да, у них есть систематичность, настойчивость в работе. Но основной их метод – это слежка, шпионаж, залезание в душу, издевательство, – что может быть в этом положительного? Например, слежка в пансионате: в 9 часов звонок к чаю, уходим в столовую, а когда возвращаемся к себе в комнаты, оказывается, что уже за это время обыскали и перепотрошили наши вещевые ящики… Что может быть в этом положительного?»

«Мы чувствовали себя как арестанты, которые должны провести здесь без вины молодые годы», - вспоминает Иосиф Иремашвили, соученик нашего героя.

Биограф Сталина Е.А.Прудникова пишет, что «отцы Тифлисской семинарии очень пеклись о тишине и благолепии». Вместо этого они допекли одного из лучших своих учеников. Воистину хотели как лучше…

Однако семинария дала будущему Сталину и кое-какие общественно полезные навыки. По мнению доктора исторических наук Ю.Н.Жукова именно духовная семинария «породила его своеобразную риторику: построение статей и речей в катехизисной форме вопросов-ответов. Да еще дидактичность — сознательное многократное повторение объяснений сложных проблем в чуть ли не примитивной форме, единственно доступной неграмотному не только политически населению».

По итогам исследования многих работ и выступлений Сталина его вывод подтверждает кандидат исторических наук Ю.В.Емельянов:

«Есть многочисленные свидетельства и разборов Сталиным проступков людей, которые по своей форме во многом напоминали разборы священниками поведения прихожан, совершавших грехи. Как и православные священники, которые могут долго и сурово разбирать вину прихожан, Сталин мог подолгу «пилить» виновных и указывать им на возможные тяжкие последствия, вытекающие из их, казалось бы, незначительных проступков. Зачастую такие беседы Сталина венчались «отпущением грехов», когда виновник уходил от него не только с чувством облегчения, но и вдохновленный оказанным ему доверием. В то же время Сталин мог жестко «накладывать епитимий» на тех, кто, по его мнению, совершал непростительные проступки.

Вероятно, привычки, сложившиеся под воздействием примеров священнослужителей, отразились впоследствии и в манере сталинских писем. С этой точки зрения интересно сравнить сталинские письма с посланиями своим духовным чадам одного из видных отцов Русской Православной церкви – оптинского старца Амвросия. Как и у преподобного Амвросия, письма Сталина нередко начинались с подтверждения получения письма от адресата и объяснений, почему он задержался с ответом. Типичным началом многих писем Амвросия были слова: «Письма ваши получаю, а отвечать на них не отвечаю. – Немощь и недосуг паче меры обременяют меня грешного». Такими же объяснениями открываются и многие сталинские письма. Письмо Дмитриеву от 15 марта 1927 года начинается так: «Ваше письмо от 14 января с. г. в «Большевике» по вопросу о рабоче-крестьянском правительстве переслали мне в ЦК для ответа. Ввиду перегруженности отвечаю с опозданием, за что прошу извинения».

Как и послания оптинского старца, письма Сталина отличались краткостью, содержательностью и быстрым переходом к основным вопросам послания. (После констатации получения письма своего корреспондента и его прочтения отец Амвросий сразу же переходил к сути: «Не верь злым внушениям вражиим и касательно писем и особенно – касательно м. N. Все тебе представляется в извращенном виде».) Заверив тов. Ме-рта в получении письма, Сталин писал: «А теперь к делу. 1) Вы слишком раздули… дело с интервью Герцогу…» Ответ «тов. Ш-у» начинался так: «Товарищ Ш.! Получил Ваше письмо и должен сказать, что никак не могу согласиться с Вами».

Четкости писем способствовало сочетание риторических вопросов и кратких ответов. Отец Амвросий писал своим корреспондентам: «Вопрос: что лучше, совершать обычное правило или проходить Иисусову молитву? Ответ: лучше исполнять и то и другое». К подобному стилю часто прибегал Сталин. Так, в своем письме «тов. С.» он сначала ставил вопрос: «Что нужно сделать для того, чтобы эти задачи не отрывались друг от друга в ходе нашей текущей работы в деревне?», а затем давал на него ответ: «Для этого нужно, по меньшей мере, дать такой руководящий лозунг, который бы объединил все эти задачи в одну общую формулу…» (Эта характерная для некоторых апостольских посланий и катехизиса форма построения рассуждений присутствует во многих работах Сталина, на что обратили внимание и западные исследователи его творчества.)».

И всё же, как правильно заметил тот же Ю.В.Емельянов, Сталин во время учёбы в семинарии находился на жизненном перепутье. «Его расставание с прошлым, его одиночество находят выражение в стихах, что обычно для юноши», - пишет биограф Сталина Э.С.Радзинский.

Он сочиняет стихи, о героях: 

Ходил он от дома к дому,

Стучась у чужих дверей,

Со старым дубовым пандури,

С нехитрою песней своей.

 

А в песне его, а в песне –

Как солнечный блеск чиста,

Звучала великая правда,

Возвышенная мечта.

 

Сердца, превращенные в камень,

Заставить биться сумел,

У многих будил он разум,

Дремавший в глубокой тьме.

 

Но вместо величья славы

Люди его земли

Отверженному отраву

В чаше преподнесли.

 

Сказали ему: “Проклятый,

Пей, осуши до дна...

И песня твоя чужда нам,

И правда твоя не нужна!”

 О природе: 

Когда луна своим сияньем

Вдруг озаряет мир земной

И свет ее над дальней гранью

Играет бледной синевой,

 

Когда над рощею в лазури

Рокочут трели соловья

И нежный голос саламури

Звучит свободно, не таясь,

 

Когда, утихнув на мгновенье,

Вновь зазвенят в горах ключи

И ветра нежным дуновеньем

Разбужен темный лес в ночи,

 

Когда, кромешной тьмой томимый,

Вновь попадет в свой скорбный край,

Когда кромешной тьмой томимый,

Увидит солнце невзначай,

 

Тогда гнетущей душу тучи

Развеют сумрачный покров,

Надежда голосом могучим

Мне сердце пробуждает вновь,

 

Стремится ввысь душа поэта,

И сердце бьется неспроста:

Я знаю, что надежда эта

Благословенна и чиста!

 И о своих кумирах, одним из которых был грузинский поэт, князь Рафаэл Давидович Эристави:

Когда крестьянской горькой долей,

Певец, ты тронут был до слез,

С тех пор немало жгучей боли

Тебе увидеть привелось.

 

Когда ты ликовал, взволнован

Величием своей страны,

Твои звучали песни, словно

Лились с небесной вышины.

 

Когда, отчизной вдохновленный,

Заветных струн касался ты,

То, словно юноша влюбленный,

Ей посвящал свои мечты.

 

С тех пор с народом воедино

Ты связан узами любви,

И в сердце каждого грузина

Ты памятник воздвиг себе.

 

Певца отчизны труд упорный

Награда увенчать должна:

Уже пустило семя корни,

Теперь ты жатву пожинай.

 

Не зря народ тебя прославил,

Перешагнёшь ты грань веков,

И пусть подобных Эристави

Страна моя растит сынов.

 Творчество юного семинариста оказалось настолько ярким, что М.Келенджеридзе, дореволюционный грузинский общественный деятель, составляя в 1907 году «Грузинскую хрестоматию или сборник лучших образцов грузинской словесности» включил в неё стихотворение Иосифа, оказав, таким образом, неизвестному ему автору честь быть напечатанным в одном сборнике с такими классиками, как И.Чавчавадзе.

Илья Чавчавадзе ещё 1895 году опубликовал стихотворение будущего Сталина в своей газете «Иверия».

Затем ряд произведений Иосифа увидели свет на страницах газеты «Квали», а стихотворение, посвящённое Р.Эристави, было перепечатано в юбилейном сборнике поэта.

 Сам Сталин, будучи уже вождём, несерьёзно относился к пробам пера молодого Сосо. Когда, впечатлённый талантом старшего товарища, Л.П.Берия решил издать его стихи на русском языке, Сталин гневно одёрнул подчинённого, и работа по переводу была остановлена. И это при том, что один из талантливых поэтов, готовивших публикацию, естественно не предполагая кому принадлежит авторство сих произведений, восторженно сказал, что стихи «тянут на Сталинскую премию первой степени».

Будучи уже высланным из страны, проигравший своему сопернику в борьбе за власть всё, что только мог, пресловутый демон мировой революции Л.Д.Троцкий, кроме как о самой «выдающейся посредственности», о Сталине не вспоминал.

Опровергая оценку личных способностей вождя, данных Львом Давыдовичем, Ю.И.Мухин в своей книге «За что убит Сталин?» пишет:

«Еще в юношеские годы Иосиф Виссарионович Сталин, тогда Сосо Джугашвили, впал в свою единственную страсть – в страсть познания. Обладая исключительной любознательностью, он не просто читал книги, чтобы на интеллигентствующих тусовках похвастаться цитатами из модных авторов, – он изучал книги, стараясь докопаться до той сути, которую хотел донести до людей автор. В юности он брал книги в платной библиотеке, и у него не было денег, чтобы долго держать их у себя, поэтому наиболее значительные книги он с товарищем сначала быстро переписывали, возвращая оригинал в библиотеку, а затем не спеша изучали. В последующем и до конца жизни Сталин, где бы он ни был и чем бы ни занимался, процесс познания не прекращал, и книги были его постоянными спутниками. До 1919 года, практически до конца гражданской войны, Сталин, министр правительства России и непременный член Политбюро правящей партии, не имел в столице квартиры, но перевозил с собою с одного фронта гражданской войны на другой солидную библиотеку, в которую собирал из прочитанных книг те, которые предполагал впоследствии или использовать, или перечесть. Когда в 1941 году немцы подходили к Москве, эту библиотеку вывезли в Куйбышев и при погрузке подсчитали – в ней было свыше 30 тысяч томов! Сталин ежедневно читал сотни страниц документов, и тем не менее до самой смерти он ежедневно прочитывал и 300–400 страниц книжных текстов. Первая его библиотека из эвакуации была возвращена не вся, после его смерти произвели ревизию его новой библиотеки – в ней было 20 тысяч томов, из которых страницы 5,5 тысячи книг были испещрены пометками и замечаниями Сталина, сделанными им для самого себя в процессе их изучения».

В юношеские годы он читал Шота Руставели, Александра Казбеги, Виктора Гюго, Ивана Тургенева и, конечно, монстра о двух бородатых головах – Маркса-Энгельса.

Один из самых непримиримых критиков Сталина Ф.Д.Волков, в своей книге «Взлёт и падение Сталина» пишет:

«И. Джугашвили в это время усиленно занимается самообразованием, читает нелегальную марксистскую литературу. «Капитал» Маркса в рукописном виде нелегально читался студентами семинарии. Доподлинно известно: И. Джугашвили читает «Происхождение видов» Чарльза Дарвина, «Сущность христианства» Людвига Фейербаха, «Этику» Спизоны, труды Фламмариона по астрономии, труды Коперника и Галилео Галилея, «Историю английской цивилизации» Бокля, книги Виктора Гюго «Труженики моря» и «Девяносто третий год», «Ярмарку тщеславия» Теккерея, романы Бальзака, труды Менделеева по химии. Он читает также книги классиков русской литетуры: Льва Толстого, Салтыкова-Щедрина, Гоголя, Чехова.

Круг чтения И. Джугашвили разнообразен и широк. Труды по философии, истории, политэкономии, естественным наукам расширяют его научные познания. Инспектора – Гермоген и помощник инспектора Мураховский доносили начальству о чтении И. Джугашвили запрещённых книг. И начальство семинарии наказывало его за это».

Кроме того, в рамках учебной программы семинарии, он изучал А. Островского «Гроза», А.Грибоедова «Горе от ума», Д.Фонвизина «Недоросль». Как пишет автор книги «Сталин: искусство и власть» советский киновед и сценарист профессор Е.С.Громов: «Много рассказывали на уроках о М. Ломоносове как великом отечественном учёном и поэте, а также о русских писателях XVIII века, которые казались церкви полезными. В театры семинаристам ходить запрещали. Но об открытии русского театра, о его культурном значении на уроках говорилось…

Очень почитался в семинарии А. Пушкин. В преподавании подчеркивались патриотические, державно-государственные тенденции в его творчестве. Внимание учащихся концентрировали на таких пушкинских произведениях, как "Клеветникам России", "Бородинская годовщина"».

А вот Н.Макиавелли он, по-видимому, никогда не читал, хотя находились историки, утверждающие обратное. Автор двухтомника о Сталине Роберт Такер пишет о том, что Иосиф штудировал его трактат «Государь», отбывая ссылку в Туруханском крае. Тем временем исследователь Б.Илизаров, критически относящийся к Сталину, сообщает, что он в сохранившейся части сталинской библиотеки книги Н.Макиавелли не нашёл, равно как и труды Ницше.

Тем не менее, интересен тот факт, что в полицейских разнарядках охранного отделения наш герой проходил под именем «Интеллигент». Те, кому положено было знать о разыскиваемых преступниках всё, знали, с кем они имеют дело, и понимали, что перед ними образованный человек.

Юрий Игнатьевич идёт ещё дальше и утверждает, что в 1953 году: «хрущёвцы убили самого образованного человека XX столетия.

Бытует мнение о Сталине, как о недоучившемся семинаристе, что, конечно, не выдерживает критики хотя бы потому, что он был отчислен на последнем курсе учёбы за неявку на выпускные экзамены. Причины этой неявки остаются загадкой для исследователей. Каждый автор, как водится в таких случаях, судит в меру своего понимания, веры и порядочности.

Известна, красивая легенда, что в 1899 году нашему герою:

«явился Старец и призвал к себе. Начальство отпустило, но Иосиф в семинарию не вернулся. Этим Старцем был знаменитый архимандрит Иерон Васильев, настоятель Ново-Афонского монастыря.

Он сказал Иосифу:

– Грядет царство «зверя» на Россию. Жиды будут уничтожать Русский Народ, а ты будешь уничтожать их! Иди! Игумен Иерон благословил Иосифа иконой «Избавительница», главной Святыней монастыря. Наверно не случайно на Новом Афоне была южная дача Сталина».

Утверждается также, что Иосиф тогда готовился принять постриг, однако его, пока не выявленные историками покровители, уготовили ему иное, невиданное послушание. Вряд ли это было. Впрочем, такие мифы на пустом месте не рождаются, особенно в атеистическом Советском Союзе. Что-то такое произошло тем далёким маем 1899 года. Что-то, что, отразившись в кривом зеркале народного фольклора, дошло до нас в виде сей легенды. По крайней мере, историк Ф.Д.Волков подтверждает тот факт, что: «духовным наставником Иосифа Джугашвили был настоятель Ново-Афонского монастыря». Кем были эти «покровители»? Терпения, мой уважаемый читатель, скоро мы попытаемся ответить и на этот вопрос, а пока терпения – ведь о причинах исключения Иосифа из семинарии есть и более злые и опасные мифы. В 2003 году, откуда не возьмись, всплыло письмо, которое дало основание недобросовестным авторам считать, что нашего героя «выперли» из духовного учебного заведения за рождение внебрачного ребёнка. Письмо обнаружилось в недрах архива сталинского секретариата и имело следующее содержание:

«Многоуважаемый товарищ Сталин.

Игрой судьбы, или игрой стечения обстоятельств я являюсь родной теткой мужа очень близкого Вам по крови человека. Если вы помните Вашу юность и раннюю молодость (а это никогда не забывается), то Вы, конечно, помните маленькую черноглазую девочку, которую звали Пашей. Она Вас хорошо помнит. Мать Ваша говорила по-грузински, и эта Паша эти слова запомнила: „Милая дорогая детка“.

Я познакомилась с Пашей и ее матерью в первые годы революции. Это была высокая стройная черноокая красавица грузинка, [со] смелым и открытым взглядом. На мой вопрос к ее матери – почему Паша такая черненькая, так как ее мать была светлая, мать Паши ответила, [что] отец ее грузин. Но почему же вы одни? На этот вопрос мать Паши ответила, что отец Паши посвятил себя служению народу, и это Вы, Сталин. Эта Паша послала свои детские карточки через секретариат Вам, но они, кажется, к вам не попали.

Откуда я все это знаю? Позавчера ко мне приходит высокая женщина в платочке, скромно одетая. Паша, как Вы изменились, похудели. На эти мои вопросы она ответила: муж умер, ребенок мой умер, мать, которая была единственным близким человеком, и ту недавно похоронила. Я одна, одна на целом свете, и заплакала. Я приехала в Москву, чтобы выполнить завет матери, передать свои детские карточки т. Сталину. На мой удивленный вопрос – а разве он вас знает? – она ответила – даже очень хорошо, когда я была маленькая. Я внимательно взглянула на Пашу и вижу, что у ней Ваше лицо, т. Сталин. То же общее выражение открытого смелого лица, те же глаза, рот, лоб. Мне стало ясно, что Паша близка вам по крови. Сестра, или дочь, или племянница. Но оставлять ее в таком положении нельзя. В дни молодости вы пережили немало, и поймете, что значит нужда. А Паша, потеряв мать, впала в такое отчаяние, что забросила работу, она машинистка. Забросила свои дела, и лишилась даже площади. Я сказала, что попасть к тов. Сталину трудно. Паша сказала, я хочу на него только взглянуть, чтобы мне вернули мою площадь. Паша как-то умудрилась ее потерять.

Она тщетно пытается добиться с вами свидания с 20 марта и ее письмо к вам, т. Сталин, и ее детские карточки, до сего времени находятся в секретариате. Она значится под фамилией моего племянника: Прасковья Георгиевна Михайловская.

Но вот несчастье, она пропала. Она вчера ушла от меня в 10 часов утра и не вернулась. Весь день и всю ночь я прождала ее. Страшно беспокоюсь, не случилось ли несчастья с ней. Она могла попасть под трамвай, желая добиться свидания к Вам, она доведенная тщетностью этого, могла покончить с собой. Что с Пашей, где она, помогите разыскать ее. В Вашем секретариате с ее детскими карточками, может быть, указан ее адрес, где она проживала в Москве. Там ее дальше без прописки не держат. Я предложила ей временно поселиться ко мне. Ходила в домоуправление в 6 веч. – домоуправ на замке. На следующий день несу ее паспорт в 10 утра – опять та же картина, заперто. Днем не могла потому предъявить, что Паша ушла с паспортом и не вернулась. Она всегда живет в г. Рудни Саратовской губ.

Ради вашей матери, которой была близка эта девочка в прошлом, нужно найти, куда она пропала. Очень жаль, что Вы не видели Пашу, когда я ее увидела первый раз – 18-летняя красавица. Смерть ее матери очень ее изменила. Кто бы она вам ни была – племянница, сестра, но поразительное сходство с Вами доказывает, что она близка Вам по крови. К Вашему сведению сообщаю, что своей молодостью и красотой Паша не торговала, а всегда жила честным трудом и потому такой родственницей можно гордиться. Теперь я понимаю, почему мне всегда казалось, что где-то раньше знала Вас. Это выражение смелого открытого лица и есть выражение Ваше и Паши, если в прошлом Паше, как и Вам, пришлось пережить немало. Необходимо разыскать, где сейчас Паша и дать ей отдохнуть.

По Вашему приказанию Пашу разыскать нетрудно. Она каждый день звонит в секретариат. Предложить ей, чтобы она пришла. Если, конечно, она жива и с ней не случилось несчастье. У меня ее вещи, подушка и одеяло, и то, что она не пришла ночевать, меня страшно беспокоит. М. Михайловская».

Данный документ подлинный. В апреле 1938 года он поступил на имя сталинского секретаря Поскребышева. Что же до его содержания, то у исследователя А.А.Бушкова возникли обоснованные сомнения в психическом здравии женщины, писавшей это письмо:

«Полное нарушение логического мышления – пишет Александр Александрович. – Вчитайтесь внимательнее: Паша то жила постоянно в Москве, то «всегда живет» в Саратовской области. Михайловская познакомилась с ней в первые годы революции – но Паша отчего-то значится под фамилией племянника Михайловской, его жены. «Бесследно исчезнувшая Паша» тем не менее «каждый день звонит в секретариат».

И так далее…».

Что же до реальной причины исключения раба божия Иосифа из духовной семинарии, то тут среди историков единого мнения не существует.

Ф.Д.Волков утверждает, что он видел в музее И.В.Сталина в Гори лист его успеваемости: «Там проставлена оценка 5 только по теологии и поведению. Остальные оценки по предметам – «удовлетворительно», включая логику и историю».

Таким историкам как Фёдор Дмитриевич можно верить с известной долей осторожности, однако доподлинно известно, что пятёрку по поведению нашему герою практически подарили. С.Ю.Рыбас и Е.С.Рыбас пишут:

«Постепенно отличник, примерный ученик отклонялся от избранного пути, становился сначала просто троечником, потом неуспевающим, получал замечания от инспектора, у него отнимали запрещённые к чтению книги, которые он брал в «Дешёвой библиотеке», сажали в карцер… Доходит до того, что он и ещё один ученик нападают на монаха, который только что взял из «гардеробного ящика» Джугашвили запрещённые книги. Вот стопка книг выбита из рук монаха, семинаристы хватают их и удирают.

В апреле 1899 года Джугашвили исключили из семинарии.

В общем, крах духовной карьеры, о которой так мечтала его мать.

Вообще, в это время из семинарии были отчислены более двадцати учащихся, словно какой-то вихрь выбрасывал их оттуда…

В свидетельстве, выданном семинарией, говорится, что он окончил четыре класса «при поведении отличном» и даётся список предметов с полученными оценками. Оценки как оценки: пятёрки, четвёрки, тройки. Чему его учили? Священному писанию и библейской истории, истории церкви, богословию, практическому пасторскому руководству, литургике, гомилетике, (т.е. умению создавать проповеди), русской словесности и русской литературе, гражданской истории – всеобщей и русской, алгебре, геометрии, физике, логике, психологии, начальному курсу философии, латыни и древнегреческому языку, церковному пении.

Но вот вопрос: почему поставлена отличная отметка по поведению?

Наверное, чтобы не ломать судьбу юноши, ректор пожалел его. Может быть, кто-то похлопотал.

Таким образом, согласно свидетельству об образовании, Иосиф мог служить «по духовному ведомству» и быть учителем начальных народных училищ».

В «Краткой биографии» Сталина, отредактированной и одобренной самим вождём, об этом периоде жизни нашего героя написано следующее:

«Тифлисская православная семинария являлась тогда рассадником всякого рода освободительных идей среди молодёжи, как народническо-националистических, так и марксистско-интернационалистических; она была полна различными тайными кружками…

В 1896 — 1897 годах Сталин стоит во главе марксистских кружков семинарии. В августе 1898 года он и формально вступает в тифлисскую организацию Российской социал-демократической рабочей партии. Сталин становится членом группы «Месаме-даси» — первой грузинской социал-демократической организации, сыгравшей в 1893 — 1898 годах известную положительную роль в деле распространения идей марксизма. «Месаме-даси» не была политически однородна — её большинство стояло на позициях «легального марксизма» и склонялось к буржуазному национализму. Сталин, Кецховели, Цулукидзе составили руководящее ядро революционного марксистского меньшинства «Месаме-даси», ставшего зародышем революционной социал-демократии в Грузии».

Что же до тех двадцати учащихся, исключённых вслед за Иосифом, то тут тоже есть то ли быль, то ли небыль, рассказываемая недоброжелателями Сталина. Дело в том, что все они были членами различных кружков и в той или иной мере были знакомы с Иосифом. Известный эсер Верещак, сидящий в тюрьме вместе с нашим героем, утверждал, что Сталин похвалялся тем, что это он выдал своих товарищей семинарскому начальству: «Да, церковь потеряла нескольких посредственных священников, – якобы говорил Сталин – зато революция приобрела хороших революционеров». Если забыть об этической стороне такого поступка, то, в том случае, если эта история действительно имела место быть, у нашего героя был повод ставить его себе в заслугу.

В будущем Иосиф предпочитал сообщать, что он был исключён из духовной семинарии за пропаганду марксизма, что, конечно же, действительности не соответствует. Нам ещё неоднократно придётся наблюдать неискренность Сталина в некоторых вопросах. В конце концов, мы привыкнем к тому, что верить этому человеку нужно с предельной осторожностью. Так же мы попытаемся понять причины, заставляющие Сталина лгать каждый раз, когда речь будет идти о марксизме (этому будет посвящена отдельная подглавка), а сейчас нам придётся просто констатировать тот факт, что по какой-то причине Иосиф не явился на выпускные экзамены и перейти к новому этапу его феерической жизни.

После исключения из духовной семинарии наш герой устроился работать в Тифлисскую физическую обсерваторию, некоторое время подрабатывал, давая частные уроки, пока окончательно не перешёл на нелегальное положение. В следующей подглавке, чтобы встретиться с Иосифом, нам с вами, мой уважаемый читатель, придётся с головой окунуться в революционные процессы, которые, между прочим, уже давно шли на просторах Российской империи. Захватили они в свои вихри и маленькую, но непокорную Грузию, а вместе с ней и одного пылкого юношу, за судьбой которого мы так внимательно следим.

 

Величайший секрет Кобы

Не секрет, что биографы Сталина, критически относящиеся к герою своего повествования, давно уже заметили немало загадок во всем, что относится к революционной деятельности будущего вождя, а это ни больше, ни меньше 18 лет его жизни. Вот, например, что пишет биограф Сталина Э.С.Радзинский:

«…В 1935 году Ярославский надумал написать подробную биографию Вождя. Он пишет Товстухе о своем желании познакомиться с источниками о жизни Сталина до Октября и спрашивает: как относится Товстуха к его идее.

И вот ответ Товстухи: «Отношусь скептически... материалов для нее пока, как говорится, кот наплакал... Архивные источники бедны, ничего не дают».

Опытный Ярославский все понял и тотчас изменил задачу: написал сталинскую биографию... без новых документов.

Есть общеизвестная версия: причиной охлаждения Сталина к Горькому было упорное нежелание того написать биографию Вождя. Но из архива Товстухи следует иное. Видимо, Горький сам просил у него материалы для биографии Сталина, ибо Товстухе приходится ответить: «Посылаю вам, хотя и с опозданием, некоторые материалы, касающиеся биографии Сталина. Как и предупреждал, материалы довольно скудны...»

Опоздание с ответом Горькому – великому пролетарскому писателю и по такому поводу – могло означать лишь одно: писать биографию не надо. И Горький похоронил эту идею.

Все эти истории свидетельствовали: Сталин не хотел вспоминать жизнь революционера Кобы. И, сделавшись Генсеком, он не только изменил дату своего рождения. Как мы увидим в дальнейшем, он изменил целый ряд и дат и событий в жизни Кобы – будто хотел запутать будущих исследователей.

Но что же такое было в биографии Сосо и Кобы? Что внушало опасения Сталину?».

Его оппонент, апологет Сталина Ю.В.Емельянов, предполагает, что Иосиф «…не препятствовал детальному освещению своего детства и юности, особенно если за такую работу брались люди, для которых Грузия была родиной, а грузинский язык – родным. Очевидно, Сталин не желал, чтобы о его детстве и юности писали авторы, не знавшие Грузии, ее культуры, истории, традиций. Этим, а не желанием скрыть какие-то тайны первых лет жизни скорее всего объяснялось его противодействие появлению пьесы Булгакова во МХАТе».

Этот вывод учёный делает из того бесспорного факта, что именно в период так называемого «культа личности» в свет вышла книга Георгия Леонидзе «Сталин. Эпопея. Детство и отрочество» (1947 год), а в трех драматических театрах Тбилиси шли спектакли по пьесе Шалвы Дадиани, в которой тема революционной биографии будущего вождя была раскрыта – в частности её батумский период.

Это так, однако, как бы там ни было, а загадки и странности начинаются сразу же по исключению юного Иосифа из семинарии. Это заметил наиболее честный на сегодняшний момент критик Сталина Александр Ушаков:

«…каким образом семинария выдала Джугашвили справку об окончании четырёх классов, в которой стояла «пятёрку» по поведению? Да и как могли руководители семинарии поставить высшую отметку человеку, который не вылезал из карцера и организовал во вверенном им царём учебном заведении тайный кружок?».

Как вы, мой уважаемый читатель, помните из предыдущей подглавки нас с вами тоже очень интересовал этот вопрос. Может быть, Александр Геннадьевич ответит нам на него? Вы удивитесь, но он действительно это сделает, правда его ответ будет носить обвинительный характер. Впрочем, это не должно нас касаться, поскольку мы изучаем конкретный вопрос, а все проклятия в адрес нашего героя, как собственно и неудержимые славословия, должны пропускать мимо нашего внимания. Итак, А. Ушаков:

«В мгновение ока оказавшись на улице, Сосо на какое-то время растерялся. Оно и понятно, слишком уж неожиданным был переход из вчерашних студентов в лицо без определённых занятий и места жительства. Что ему оставалось? Да только одно: вернуться в Гори, что он и сделал. Однако к якобы «забравшей» его из семинарии матери он почему-то не спешил и несколько дней прятался в садах, куда ему носила пищу одна из соседок. Почему? Боялся огорчить мать известием о своём исключении? Вряд ли! Вечно в саду он жить не мог, и рано или поздно ему пришлось бы идти к матери и рассказать ей всё. Да и не проще ли было спрятаться у родственников, которых у него в Гори хватало?

Вся эта весьма странная конспирация могла означать только одно: Сосо опасался отнюдь не матери, а кого-то другого. И именно поэтому он не пошёл сдавать экзамены, а потом уехал и из Гори (где его обязательно нашли бы) с Михой Давиташвили и Цроми, где и провёл почти всё лето. И, как вспоминал брат Михи Пётр, Сосо не только усиленно занимался всё это время самообразованием, но и начал вместе с Михой «свою конспиративную жизнь».

Очевидно, полиция на самом деле усиленно интересовалась Сосо и даже устроила обыск в доме Давиташвили. Однако ему и на этот раз удалось избежать нежелательной встречи, так как хозяин дома был своевременно предупреждён о предстоящем визите. В конце концов, Сосо вернулся в Гори, где имел обстоятельную беседу с Ладо Кецховели, по всей видимости, об организации забастовки рабочих Тифлисской конки. А дальше последовали весьма интересные и не менее странные события…»

«…в октябре 1899 года Сосо, как ни в чём не бывало появился в Тифлисе и получил «Свидетельство об окончании четырёх классов», имея «двойку» по Священному писанию и «тройку» по поведению. А в документе значилось, что он «показал успехи». Оставалось только уточнить, в чём же эти «успехи» заключались. Если в пропаганде марксизма, то руководство семинарии не очень погрешило против истины.

И всё же куда интереснее другое. Почему скрывающийся то с садах Гори, то в Цроме Сосо вдруг совершенно безбоязненно появляется в том самом Тифлисе, где его собирались арестовать? И вывод здесь может быть только один: к этому времени Сосо уладил все недоразумения с теми самыми людьми, которых он так опасался. Что это были за люди? Об этом можно только догадываться…».

Ответом на эти и иные загадки революционной биографии Сталина привычно считается версия о провокаторстве будущего вождя, он-де был на самом деле агентом царской Охранки. Основанием для такого рода предположений послужил следующий документ:

«М. В. Д.

Заведывающий особым отделом

Департамента полиции.

12 июля 1913 года

Совершенно секретно

Лично

Начальнику Енисейского охранного отделения А. Ф. Железнякову. (Штамп: „Енисейское охранное отделение“.)

(Входящий штамп Енисейского охранного отделения): Вх. № 65

23 июля 1913 года.

Милостивый Государь

Алексей Федорович!

Административно-высланный в Туруханский край Иосиф Виссарионович Джугашвили-Сталин, будучи арестован в 1906 г., дал начальнику Тифлисского губернского жандармского управления ценные агентурные сведения. В 1908 г. начальник Бакинского охранного отделения получает от Сталина ряд сведений, а затем, по прибытии Сталина в Петербург, Сталин становится агентом Петербургского охранного отделения.

Работа Сталина отличалась точностью, но была отрывочной. После избрания Сталина в Центральный Комитет партии в г. Праге Сталин, по возвращении в Петербург, стал в явную оппозицию правительству и совершенно прекратил связь с Охраной.

Сообщаю, Милостивый Государь, об изложенном на предмет личных соображений при ведении Вами розыскной работы.

Примите уверения в совершеннейшем к Вам почтении.

Ерёмин».

Фотокопия этого документа, в 1956 г., была опубликована как в книге советолога Дона Левина, выпустившего книгу «Величайший секрет Сталина» и фактически запустившего данную версию на информационную орбиту, так и в журнале «Life».

Версия эта оказалась чрезвычайно живуча и порой применяется для дискредитации Сталина и сегодня то одними авторами, то другими, то прямо, то в виде намёков и недоговорённостей. Вот, например, современный критик сталинизма Лев Барский, приведя на страницах своей книги «Сталин. Потрет без ретуши» вышеозначенный документ пишет:

«Невероятность сохранения этого документа в архиве наводит на мысль, что это – фальшивка более позднего изготовления. Возможно и это. Но мы считаем этот документ вполне реальным, соответствующим истине в большей степени, чем многочисленные ниспровергатели и славословия революционной деятельности Кобы перед революцией.

Дальнейшая деятельность Сталина позволила бы простить ему юношеское заблуждение под воздействием опытных жандармских вербовщиков, если бы ужасные кровавые последствия этого не принесли бы столько жертв народу».

Вдумаемся в то, что написал Лев Абрамович. Из этого небольшого отрывка следует, что, несмотря на то, что документ «возможно» фальшивка более позднего изготовления, его нужно считать вполне реальным, соответствующим истине, поскольку Сталин, вот же гад, был агентом царской Охранки.

Ко всему прочему автор 20 книг на различные темы (так его титулуют на яркой обложке его книги) делает вид, что он не знает о том, что фальшивость этого документа уже установлена и признана учёным сообществом, то есть определение «возможно» здесь вдвойне некорректно.

Даже такой непримиримый критик сталинизма как Антон Антонов-Овсеенко в своей книге «Сталин без маски» вынужден признать, что

«…проведённые в ЦГАОР исследования относят «Письмо Ерёмина» к разряду фальшивых. Документ не выдерживает критики по семнадцати позициям. Достаточно привести здесь последний пункт: по приказу штаба корпуса жандармов Ерёмин назначен 11 июня 1913 года начальником Финляндского жандармского управления. Поэтому письмо в качестве заведующего особым отделом департамента полиции отправить 12 июля он не мог.

Итак, – совершенно справедливо делает вывод автор, – множество косвенных улик, изобличающих Сталина в предательстве, и только один документ, и тот фальшивый».

Не повезло.

Нужно ещё вспомнить, что в версию о предательстве Сталина не верил даже его главный враг – Троцкий:

«Рассказ о том, будто Иосиф преднамеренно выдал всех участников семинарского кружка, является несомненной клеветой».

«Мужество мысли было чуждо ему. Зато он был наделен бесстрашием перед лицом опасности. Физические лишения не пугали его. В этом отношении он был подлинным представителем ордена профессиональных революционеров и превосходил многих из их числа».

И наконец, критик сталинизма историк Борис Соколов в своей книге «Сталин. Власть и кровь» решительно отвергает все попытки обвинить Сталина в работе на Охранку:

«Сталина не раз обвиняли в провокаторстве, особенно после его прихода к власти в партии и государстве. Сначала это делали авторы-эмигранты, а в годы перестройки подобные публикации в изобилии появились и в нашей стране. Отмечу, однако, что ни одна из версий сотрудничества Сталина с охранкой так и не получила сколько-нибудь серьёзных доказательств. Наоборот, архивные документы показывают, что все те провалы, которые приписывают Сталину, в действительности были результатом работы других известных агентов охранки. Наиболее убедительно этот вопрос освещён в работах З.И.Перегудовой, к которым я и отсылаю читателей».

Кстати, сегодня есть все основания считать, что версия о провокаторстве Сталина вышла из стен этого самого Охранного отделения. Вот, что пишет автор широко известного детектива «Статский советник» из цикла романов об Эрасте Фандорине Борис Акунин:

«– Я пока в поезде ехал, статейку сочинил, – доверительно сообщил ему стремительный флигель-адъютант и вынул из портфеля исписанный листок. – Называется «Конец БГ близок». Подзаголовок – «Триумф Департамента полиции». Послушайте-ка: «Злодейское умерщвление незабвенного Ивана Федоровича Храпова недолго оставалось неотмщенным. Тело страдальца еще не предано земле, а московские сыскные органы уже арестовали опаснейшего террориста Н.С., который дал подробные показания о деятельности Боевой Группы, членом которой он является». Тут немного со стилем не того, два раза «который», но ничего, редактор поправит. Дальше читать не буду – смысл вам понятен.

Задержанный, которого, оказывается, звали Николаем Иосифовичем Селезневым, ухмыльнулся:

– Чего уж непонятного. Угрожаете скомпрометировать меня перед товарищами?

– И это для вас будет пострашнее виселицы, – уверил его князь. – Ни в тюрьме, ни на каторге никто из политических вам руки не подаст. Зачем государству вас казнить, брать лишний грех на душу. Сами в петлю полезете.

– Ничего, не полезу. Мне веры побольше, чем вам. Приемчики Охранки моим товарищам известны».

Что до приёмчиков Охранки, думается мне, тут профессиональный фантазёр Акунин не соврал. Однако это значит и то, что все подозрения с Иосифа были сняты тогда же, иначе почему его бездыханное тело не украсило собой близлежащую осину, как последнее пристанище Иуды Искариота?

Далее разоблачать эту версию я не стану, это уже сделано до меня куда как более авторитетными авторами, тем более что жизнь нашего героя продолжается в стремительном темпе и нам не надо бы от неё отставать, ведь отсталых, как говорил тот же Сталин, бьют.

Жизнь продолжается, а странности, как это не опечалит многих, только множатся.

Биограф Сталина Э.С.Радзинский замечает, что бежав из ссылки 5 января 1904 года наш герой

«ехал в Тифлис по подложным документам на имя русского крестьянина – с его грузинским лицом, с акцентом! Через всю Россию! И никто его не задержал!».

«Он живет в Тифлисе. И это тоже странность, – далее пишет Э.С.Радзинский. - Вернувшись, нелегал попадал в поле зрения полиции и, по статистике, самое большее через полгода – арестовывался. А Коба четыре года – с января 1904-го до марта 1908-го – продержится на нелегальном положении! Тифлисская охранка, контролирующая весь Кавказ, не может его арестовать!».

«В 1906 году он был арестован и бежал из тюрьмы». (Из «Справки об И. Джугашвили», составленной в 1911 году начальником Тифлисского охранного отделения И. Пастрюлиным.)

«28.01.1906 г. И. Джугашвили задержан на квартире Миха Бочоридзе».

«Значит, арестовывался? – не упускает случая прокомментировать это обстоятельство Э.С.Радзинский – И опять удачно бежал? И вновь не побоялся возвращаться на опасный Кавказ? Почему?».

Присоединяюсь к вопросу Эдварда Станиславовича, тем более что скоро Коба отправится на первую конференцию большевиков в Таммерфорс в разгар революции 1905 года с подложным паспортом (опять на русскую фамилию) и, что уже даже не смешно, доезжает до пункта назначения.

Есть ещё одна история из биографии Сталина, конечно, похожая на миф, но тем не менее: «В декабре 1916 года Иосифа Джугашвили вместе с питерским рабочим Борисом Ивановым призвали в армию. Их отправили под конвоем вниз по замёрзшему Енисею в Красноярск. В дороге Сталин вел себя так, словно он командовал стражей: решал, когда останавливаться на отдых, в каком месте ночевать…».

Тут показательно то, что не только Иосиф считал себя имеющим право решать такие вопросы, но и стражи на каком-то интуитивном уровне понимания благоразумно не оспаривали это его право.

Миф это или не миф, но уж точно не является мифом история с письмом, которое Коба отправил из сольвычегодской ссылки, в котором подчёркивал: «Мне остается шесть месяцев. По окончании срока я весь к услугам. Если нужда в работниках в самом деле острая, то я могу сняться немедленно…».

Прямым текстом! Осталось только отправить письмо на имя начальника тюрьмы с требованием отпустить его немедленно по причине необходимости продолжить преступную деятельность по разжиганию революции. Как думаете, отпустил бы? Складывается такое впечатление, что если бы и не отпустил, то препятствий чинить не стал бы. Почему? А это могло быть только в том случае, если бы соответствующий приказ пришёл с самого верха.

Ну, что ж вот и пришло время попытаться ответить на вопрос поставленный Александром Ушаковым: «Что это были за люди?». Кто же, выражаясь современным языком, «крышивал» Иосифа на протяжении всей его революционной карьеры и зачем?

Как мы помним из предыдущей подглавки в 1899 году нашему герою:

«явился Старец и призвал к себе… Этим Старцем был знаменитый архимандрит Иерон Васильев, настоятель Ново-Афонского монастыря.

Он сказал Иосифу:

– Грядет царство «зверя» на Россию. Жиды будут уничтожать Русский Народ, а ты будешь уничтожать их! Иди!».

Мы с вами остановились на том мнении, что «сказка ложь, да в ней намёк».

Александр Ушаков:

«Как-никак, а духовником Сосо был сам настоятель Новоафонского монастыря, который находился под особым покровительством царствующего дома (в помять об Александре II, его строителе). Что также не могло не вызывать законного удивления. Духовников семинаристов, как правило, назначали настоятеля Тифлисского храма, и у очень многих невольно возникал вопрос: чем же так прославился сын простого сапожника Сосо Джугашвили, которому вдруг была оказана такая честь?…

По сей день остаётся неизвестным и характер отношений между Сосо и его духовником в последний год его пребывания в семинарии: вряд ли тот с его знанием людей мог не замечать, что с подопечным твориться нечто странное, а если замечал, то почему не попытался бороться за свою начинавшую заблуждаться овцу? И не означает ли «невиданное послушание», к которому, по мысли Яковлева, якобы готовили Сосо, только то, что и сам духовник был связан с революционерами? На этот вопрос уже никто не ответит, и нам остаётся только догадываться о странный таинственный отношениях между Сосо и его духовным отцом».

Предположение о том, что архимандрит Иерон Васильев мог быть связан с революционерами могло прейти в голову только законченному антисталинисту, прошу прощения за резкость формулировки. Однако факты он описал, как внимательнейший и честнейший историк-исследователь. Создаётся такое впечатление, что Иосиф действительно пользовался каким-то могущественным покровительством. Причём он имел связь не с царской Охранкой, а через голову царской Охранки с кем-то наверху! На самом ли верху? Что ж может быть и на самом!

Через много лет ему придётся держать ответ перед своей искренне верующей матерью, для которой грех цареубийства, помазанника божьего, был почище греха отцеубийства:

- Сынок, на твоих руках нет Царской крови?

- Вот тебе крест, истинно нет! – скажет он и перекрестится.

В этот момент он был искренен. Кэкэ ушла в лучшей мир спокойной.

Давайте мы отсеем тень народного фольклора и представим себе, только на минутку, ради проверки достоверности, как мог проходить тот, самый важный в жизни этих двух людей, разговор:

- Иосиф, можно тебя на пару слов?

- Конечно.

- Зайди ко мне.

В полутёмной келье старик Иерон замялся, но Иосиф сделал на лице выражение, снимающее последний призрак недоверия. Он как бы говорил: «все, что вы скажите, умрёт со мной, даже если это будет что-то ужасное, неприемлемое для меня».

- Люди, с которыми я работаю, просчитали алгоритмику событий и выяснили, что грядут страшные беды. Тьма идёт с Запада. Россия в опасности, её культура, и глобальное предназначение. Из-за океана придёт это нашествие и будет вораг лютый над верую измываться. На поверженном гербе радостно отплясывать. И брат пойдёт на брата, как в Библии предсказано. И время великих испытаний, Иоанном Богословом увиденное, начнётся.

- Когда? – только и мог проговорить опешивший ученик.

- Опасность ближе, чем ты думаешь. Она в тех книгах, которые ты читаешь. Читай их, ибо сказано, что врага нужно знать в лицо, но думой, думой своей головой. У тебя там кое-что есть, иначе бы я с тобой не разговаривал.

- Вы имеете в виду марксизм?

Иерон кивнул.

- Эту кобру специально под нас выращивали.

- Что я могу?

- Если ты сможешь отойти от марксистских заблуждений, которые, я уверен, поглотили твою романтическую душу сейчас, я сведу тебя с людьми, для которых будущее великой России превыше всякого рода «измов». Они будут вести тебя, чтобы ты оказался в нужный момент в нужном месте.

- Я должен остановить захват Российской империи марксистами?

- Нет. Российская империя гибнет – это неизбежно. Её элита прогнила насквозь, только определённые круги в офицерском корпусе и духовной сфере остаются верна нашему великому наследию. Марксисты по заказу своих забугорных хозяев истребят их в первую очередь, но кто-нибудь останется. Именно из этих оставшихся ты должен будешь формировать управленческий костяк новой России. Ищи союзников в среде революционеров и пытайся дискредитировать монстра о двух головах, который будет поклоняться золотому тельцу и над верой насмехаться.

В этом небольшом фрагменте автор отдал дань своему литературному увлечению, выступив как писатель, а не как исследователь-документалист, но скажите, что такого уж неправдоподобного в самой возможности такого развития событий.

В своей статье «"Преступление" и наказание Бориса Ельцина» я на примере нашей недавней истории показал, как два человека могут повернуть историю совсем в иное русло и привести к власти своего человека в захваченной западниками стране. Но вот то, что осталось в умолчании: всегда за спинами таких людей незримо неизвестно стоят они, офицеры, не изменившие присяги. В конце XXвека такие люди нашлись и привели к власти В.В.Путина. А что же раньше их не было?

Нам внушается, что строить планы нужно не более чем на пять лет вперёд. Глобальный планировщик (или Предиктор) мыслит 50-100летними планами. Также должен мыслить и Внутренний планировщик (Предиктор), если он хочет потягаться с «мировой закулисой». Существовал ли Внутренний Предиктор Российской Империи? А почему бы и нет, если существует Внутренний Предиктор СССР-России. Причём это не декоративный ВП СССР образца XXI века, а сила, по сравнению с которой «Комитет 300» – кучка ряженых шаманов, пляшущих вокруг языческого костра.

Напомню, что, как показывает Ю.В.Емельянов, именно предстатели Русской Православной Церкви, устами митрополита (впоследствии Патриарха) Алексия (Симанским) назвали Сталина «богодарованным» вождём. Случайно? Или они знали и понимали чуть больше чем мы, сегодняшние? И не случайно одна из современных книг о Сталине называется «Великий планировщик советской цивилизации». Именно так, ни больше, ни меньше.

Мы не будем здесь углубляться в персоналии, напомним только, что в цековных кругах и в офицерском корпусе всегда находились люди, которые радели за будущее Великой России. Если моя версия верна, то именно этот симбиоз и сыграл в истории нашей страны решающую роль. Не преувеличением в этой связи было бы вспомнить имя выдающегося советского военного теоретика Б.М.Шапошникова, того единственного Маршала Советского Союза, которого Сталин называл по имени-отчеству. В отношении же остальных всегда применялось стандартное советское обращение по фамилии с приставкой товарищ (вариант: всем известное и кино «товарищ Жюков»).

Опять досадная случайность?

 

Был ли молодой И.В.Сталин уголовником?

Есть ещё одна тема, не рассмотрев которую нельзя идти дальше и вглядываться в события 1917 и последующих годов. Вопрос об «уголовном прошлом» будущего Сталина. Именно так – в кавычках.

Пишет А.М.Буровский, автор книги «1937. Контрреволюция Сталина» (любопытной замечу в скобках):

«Биографы справедливо полагают, что ключ ко многим душевным состояниям лежит в детстве будущего диктатора. Сталинисты особенно не любят упоминать два факта из биографии Иосифа Виссарионовича: его сложные отношения в родительской семье, и его принадлежность к криминальному миру. В многотомных славословиях А. А. Бушкова вы не найдете ни одного слова об этом. Отрицать этих фактов Бушков, как и другие сталинисты, не может… И просто игнорирует их. Пишет биографию Сталина так, словно фактов не было. А собственно говоря, почему? Здесь лежат ответы на важнейшие вопросы – не только формирования характера, но и причины, по которым Иосиф Джугашвили сделался членом Всероссийской коммунистической партии (большевиков) ВКП(б)».

Ну, во-первых, что за передёргивания? А.А.Бушков не является автором многотомной биографии Сталина, как можно было бы заключить из этой короткой цитаты. Речь идёт о двухтомном оценочном произведении, в котором период революционной деятельности Кобы не освещён вовсе. Так в каком игнорировании якобы имеющихся в распоряжении историков фактов профессор Буровский упрекает своего знаменитого земляка? Упомянул бы он двухтомную биографию Сталина, принадлежащую перу Ю.В.Емельянова или трёхтомную Н.И.Капченко, было бы ещё хоть как-то понятно, но профессору почему-то захотелось отдавить именно дилетантский хвост Александра Александровича. Почему бы это, а? Не потому ли что вышеозначенные авторы проследили жизненный путь своего героя буквально поминутно и в их произведения просто не всунуть известные А.М.Буровскому «факты»? А вот А.А.Бушкову, этот период не рассматривавшему, можно предъявлять любые претензии и как угодно поправлять и дополнять.

А что же факты? Вы не поверите, но… Впрочем, судите сами:

«Порой удивляешься, как хватает совести сообщать, например, что Сталин с 1899 года состоял в РСДРП, и с этого же года был большевик. Впрочем, приписывают ему членство в партии и с 1898 года. Что вообще анекдот – все 8 участников I съезда РСДРП хорошо известны поименно. РСДРП раскололось на большевиков и меньшевиков с 1903 года, на II съезде. Это раз. В РСДРП Сталин вступил довольно поздно, в 1903 году, это два. А с 1898 года он состоял в грузинской социал-демократической организации «Месаме-даси».

С 1901 года он — на нелегальном положении. Клички: Рябой, Коба, Давид, Сталин. Характерна эта последняя кличка, фактически ставшая фамилией. Сталин… Не Козочка, не Фиксатый и не Рябой Черт. Выбор клички тоже о чем-то говорит.

В 1902–1913 годах Сталин арестовывался, по одним данным, шесть раз, по другим – семь, по третьим – восемь. Число побегов называют тоже разное – от 4 до 7. Высылался, он в Иркутскую, Вологодскую губернии, в Нарымский край. В глухие, гиблые места, а не в идиллическое Шушенское. Это интеллигент Ленин имел классовую поддержку других интеллигентов, которые «лепили» ему нужные справки, ходатайствовали перед начальством… Сталин – неродовит, мало образован; любому врачу и чиновнику сразу видно, что это «не человек нашего круга».

Естественно, и на этом этапе биографии ему приписываются комплексы: «В революционной среде, где ораторские способности ценились особенно высоко, Сталин постоянно испытывал чувство неполноценности».

На нелегальной работе и во время побегов, конечно, ораторские способности более всего необходимы.

Более интересно, что, примкнув к большевикам, И. В. Сталин быстро становится мастером «экспроприации экспроприаторов». То есть попросту – ограблений, в основном – банков. На этой важнейшей работе он находился в 1906–1907 годах. Никак не оправдывая Сталина, отмечу: на эти средства и существовали большевики. Путешествовали, покупали поддельные документы, подпольные типографии и бумагу, просто физически жили. Ленин в селе Шушенском жил «на средства партии». Да, на те самые средства, на 90 % – от «эксов», как сокращенно называли «экспроприации».

По одним данным, Сталин «только» организовывал преступления, сам под пули не лез. По другим, лично принимал участие в «эксах». Эта вторая версия, конечно, больше нравится врагам, противникам и нелюбителям Сталина. Она и в художественной литературе активно освещена. Используется эта версия для «опускания» Иосифа Виссарионовича. Видите, какой он плохой?! Лично в охрану стрелял, а у охраны, небось, дети малые. Ну, да… Он стрелял и по нему тоже стреляли. А потом те, кто кушал и пил на эти добытые Сталиным денежки, на него очень обиделись и стали писать, какой он жестокий и гадкий. Действительно… Какие высоконравственные люди!».

Что это такое, спросите вы? А это, приведённая мною в полном объёме, без сокращений, глава из книги означенного профессора А.М.Буровского «1937. Контрреволюция Сталина» под названием «Сталин – коммунист и уголовник». Вас на хи-хи не пробило? Это что, те самые страшные, игнорируемые всеми, факты, доказывающие уголовное прошлое будущего Сталина?

Описание единственного доподлинно установленного «экса», в организации которого принимал участие наш герой, известно историкам из двух полярных источников – рассказов невозвращенца Григория Беседовского и книги писателя Марка Алданова «Сталин. Литература русского зарубежья». Как принято, критики сталинизма ссылаются на первый, более объективные исследователи, естественно, на второй. То, что Коба-Сталин якобы лично стрелял по фаэтону, конечно, результат всевозможных позднейших разоблачений. Понять их можно. Ведь сегодня нет уже никакого смысла обличать известного террориста Камо-Тер-Петросяна, подлинного исполнителя того ограбления. Лучше постфактум «назначить» убийцей самого будущего Сталина.

Итак, в тот день 13 июня 1907 года фаэтон с мешком денег выехал на городскую площадь. Чуть поодаль от него следовала охрана. И тут:

«когда передние казаки конвоя свернули с Эриванской площади на Сололакскую улицу, с крыши дома князя Сумбатова в поезд был брошен снаряд страшной силы, от разрыва которого разлетелись вдребезги стекла окон на версту в округе. Почти одновременно в конвой с тротуаров полетело еще несколько бомб и какие-то прохожие открыли по нему пальбу из револьверов.

Кассир и счетовод были выброшены из фаэтона первым же снарядом. Лошади бешено понесли уцелевший чудом фаэтон. На другом конце площади высокий «прохожий» ринулся наперерез к мчавшимся лошадям и швырнул им под ноги бомбу. Раздался новый оглушительный взрыв — и все исчезло в облаке дыма. Один из свидетелей видел, однако, что человек в офицерском мундире, проезжавший на рысаке по площади, соскочил с пролетки, бросился к разбитому дымящемуся фаэтону, схватил в нем что-то и умчался, паля наудачу из револьвера по сторонам».

«Кровь, много крови всюду, где появляется маленький черный человек», - комментирует в своей неподражаемой манере эту операцию Э.С.Радзинский. Вот только если внимательно вчитаться в текст, выяснится, что и все свидетели остались живы и «прохожие», открывшие стрельбу, от первого и последующих взрывов не пострадали. Историк Е.А.Прудникова, скажем, уточняет, что даже лошади, запряжённые в фаэтон, отделались лёгким испугом.

Право слово, остаётся только помолиться, чтобы все уголовники были столь «безжалостны» и «кровавы» как террорист и уголовник Коба-Сталин. А то, что наш герой неоднократно ссылался на «всевозможные края земли» ни для кого не новость. Вопрос в другом: чем он там занимался? Нужно прямо сказать – вёл себя достойно. Под уголовников и тюремную администрацию не прогибался, то и дело вступая с ней в стычки. Как известно: «он всегда активно поддерживал зачинщиков. Это делало его в глазах тюремной публики хорошим товарищем. Когда в 1909 году, на первый день Пасхи, 1-я рота Сальянского полка пропускала через строй, избивая, весь политический корпус, Коба шел, не сгибая головы под ударами прикладов, с книжкой в руках».

Быт будущего Сталина во время ссылки в Туруханский край красочно описала всё та же Е.А.Прудникова в своей широко известной книге «Сталин. Второе убийство»:

«…Иосиф стал жить той же жизнью, что и местные. Вскоре он научился ловить рыбу, ходил на промысел, летом на островах строил шалаш, заготовлял рыбу впрок. Зимой у него в проруби всегда стояла снасть. Научился он и охотиться. Ему, как ссыльному, запрещалось пользоваться ружьем, поэтому он шёл на хитрость – соседи оставляли ружьё в лесу в условленном месте, а Иосиф его оттуда забирал и шёл на охоту. Стрелял песца, бил птицу. Это была не блажь, не развлечение горожанина – таким образом он кормился».

Она же описала и интересный случай, как нельзя лучше характеризующий личность нашего героя: «Один раз Иосиф чуть было не погиб обычной сибирской смертью – едва не замёрз в пургу…». «…Проверив снасти, Иосиф перекинул за плечо связку рыбы и пошёл домой. Но пока он шел, поднялась пурга, вешек стало не видно. А пурга на севере такая, что даже местный человек, бывало, замерзал в ста метрах от жилья. Бросить рыбу? Нельзя, нечего будет есть, да и не спасёт это. И он продолжал идти. А жилья всё не было и не было. Неужели заблудился? Тогда всё смерть…». «…Силы кончаются, но останавливаться нельзя, мороз пробирает до самых костей. И тут, когда уже не на что было надеяться, он почувствовал запах дыма, услышал лай собаки – наконец-то деревня! Войдя в избу, он без сил рухнул на лавку». «После этой рыбалки Иосиф проспал восемнадцать часов. Но потом оказалось, что всё неожиданным образом обернулось к лучшему. Холод и напряжение всех сил оказались целительными – после этой истории туберкулёзный процесс в лёгких прекратился».

Что ещё?

Ну, например, то, что именно здесь наш герой крепко поссорился с другим ссыльным – Я.М.Свердловым. Тем самым Яковом Михайловичем Свердловым, который будет полновластным хозяином страны, ещё при В.И.Ленине. И тем самым Яковом Михайловичем Свердловым, которого убьют голодающие рабочие во время митинга, дав ему орудием пролетариата по твердокаменной голове. Но мы, кажется, забежали несколько вперёд. Во всём этом нам ещё предстоит разбираться. А пока к Иосифу, втайне от стражи, заехали погостить старые друзья – Сурен Спандарьян с супругой:

«Нужно было разрешить ряд вопросов, связанных с происходившим тогда судом над думской фракцией большевиков и с внутрипартийными делами.

Это были дни, слитые с ночами в одну бесконечную полярную ночь, пронизанную жестокими морозами. Мы мчались на собаках по Енисею без остановки через безлюдное пространство, отделявшее село Монастырское от Курейки пролетом в 200 километров. Мчались под несмолкаемый вой волков.

Вот и Курейка. На берегу, там, где маленькая изломанная порогами быстрая речка Курейка впадала в бурный полноводный Енисей, разбросано было несколько деревянных домишек, стоявших далеко друг от друга. У самого Енисея на небольшой возвышенности виднелся деревянный дом, занесенный снегом. Здесь жил Сталин. Мы подъезжали. Собаки, завидев впереди жилье, бежали во всю прыть. Из домиков выбежали люди. Навстречу нам вышел Сталин. Местные жители с любопытством рассматривали полярных путешественников. Из соседнего домика лениво вышел стражник, медленно и важно подошел к нам...

У нас с Иосифом была радостная, теплая встреча. Нашему неожиданному приезду Иосиф был необычайно рад. Он проявил большую заботу о нас. Мы зашли в дом. Небольшая квадратная комната, в одном углу — деревянный топчан, аккуратно покрытый тонким одеялом, напротив рыболовные и охотничьи снасти — сети, оселки, крючки. Все это изготовил сам Сталин. Недалеко от окна продолговатый стол, заваленный книгами, над столом висит керосиновая лампа. Посредине комнаты небольшая печка-«буржуйка», с железной трубой, выходящей в сени. В комнате тепло; заботливый хозяин заготовил на зиму много дров. Мы не успели снять с себя теплую полярную одежду, как Иосиф куда-то исчез. Прошло несколько минут, и он снова появился. Иосиф шел от реки и на плечах нес огромного осетра. Сурен поспешил ему навстречу, и они внесли в дом трехпудовую живую рыбу.

– В моей проруби маленькая рыба не ловится, – шутил Сталин, любуясь красавцем-осетром.

Оказывается, этот опытный «рыболов» всегда держал в Енисее свой «самолов» (веревка с большим крючком для ловли рыбы). Осетр еле помещался на столе. Сурен и я держали его, а Иосиф ловко потрошил огромную рыбу».

Он интересовался делами в России, ему отвечали – хоть какая-то связь с внешним миром, а здесь только белый унылый ландшафт и холодно, очень холодно, для человека, привыкшего к южному климату. Он даже просил прислать ему открытки с видами родной его сердцу Грузии. Чувствовал себя забытым. Что-то писал, но больше читал. Книги – это, пожалуй, то единственное, что он всегда «экспроприировал» с особым удовольствием, а тут после гибели Дубровинского бесхозной осталась небольшая библиотека. Пока ссыльные думали, как распределить «культурное наследие» между товарищами, Коба-Сталин молча присвоил книги себе. На недвусмысленные просьбы «поделиться» отвечал что-то вроде «обойдётесь», чем заработал в селении соответствующую репутацию.

Ну, а дальше пришло распоряжение призвать ссыльных в армию. Иосиф оказался негоден, но из Красноярска, куда он приехал проходить комиссию, возвращаться в станок Курейка смысла уже не было, так что новость о февральской революции застала нашего героя уже в Ачинске. Эта была та самая революция, к которой его партия была не готова. Всё сделалось без них, иными лицами.

Здесь нам придётся ненадолго проститься с Кобой-Сталиным, чтобы проследить за событиями, вознёсшими его в конечном итоге туда, где решаются судьбы мира и приведшего к Тегерану, Ялте и Потсдаму, к победе в Великой Отечественной войне и созданию ядерного потенциала Советского Союза.

И пусть не У.Черчилль сказал о том, что «он принял Россию с сохой, а оставил её с атомным оружием», но сказано-то правильно. «За кулисами Октябрьского переворота» будет называться следующая глава нашего повествования и если вы, мой дорогой читатель, наберётесь терпения, вы обязательно разделите с его автором впечатления от этих загадочных событий.

Максим Бочковский

Чтобы оставить комментарий Вы можете или зарегистрироваться, или войти, или прокомментировать статью с Вашим ip-адресом.

Источник: http://www.razumei.ru/lib/article/2084

Читать комменты и комментировать

Добавить комментарий / отзыв



Защитный код
Обновить

Сталин. Величие ночи. Глава 1 | | 2013-12-23 20:27:00 | | Блоги и всяко-разно | | Введение   Эпоха Сталина это эпоха великих свершений и гнусных злодеяний. Не все великие свершения заслуга Сталина и не все гнусные злодеяния его вина. Благих намерений у Сталина было много, но, как | РэдЛайн, создание сайта, заказать сайт, разработка сайтов, реклама в Интернете, продвижение, маркетинговые исследования, дизайн студия, веб дизайн, раскрутка сайта, создать сайт компании, сделать сайт, создание сайтов, изготовление сайта, обслуживание сайтов, изготовление сайтов, заказать интернет сайт, создать сайт, изготовить сайт, разработка сайта, web студия, создание веб сайта, поддержка сайта, сайт на заказ, сопровождение сайта, дизайн сайта, сайт под ключ, заказ сайта, реклама сайта, хостинг, регистрация доменов, хабаровск, краснодар, москва, комсомольск |
 
Поделиться с друзьями: