Толику Чубайсу и иже с ним…

Толику Чубайсу и иже с ним…

Блажен, кто мир сей посетил,
Кто испытаний и страданий
Сполна в скитаниях вкусил,
Отведал горечь тяжких знаний.
В конце воскликнул: - Все же был
Я счастлив хоть и грешен,
Я прожил жизнь и я утешен,
С улыбкой мир сей покидаю –
Не огорчаю я творца.
Нам не понятен до конца
Смысл этой жизни, но я знаю:
Присутствовал в его я планах,
Быть может жестких, может странных…
О том, как прожил, не тужу,
Без озлобленья ухожу.

Еще блажен, кто умудрился
Жизнь не профукать почем зря,
Кто вовремя остановился –
Не спился, проще говоря.
Кто на иглу не сел с размаха,
Мог ближнему свою рубаху,
Ту, что близка всегда так к телу
Подать без лишней суеты
И удержался, в самом деле
На гребне призрачной мечты.
Пусть он блажил и укоризна
С ним породнилась на всегда –
Не зря им прожиты года.
Мог он сказать к исходу жизни:
- Зла не наделано мной много,
Растил детей, не верил в Бога,
То есть ему хоть не молился
И часто, часто матерился,
Но я к добру тянулся к свету,
Как не бывало тяжело –
Я ухожу из жизни этой,
Мне, в общем, с нею повезло.

Но той душе по жизни горе,
Кто проклят был своим народом –
Это совсем плохая доля,
Хоть внешне он успешен вроде.
Глядишь на меченого Мишку,
Он оказался просто глуп –
Еще живой, ходячий труп.
Его метания и фишки
Сродни Хрущевским фортелям.
Один невежа, хитрый хам,
Вторую серость словно лоха
Запад развел по всем статьям.
И вот уже этот дуреха,
Экс – президент былой страны
Скатился до рекламы пиццы,
Держит в руках свою синицу
И счастлив, что ни говори.
Генсеков этих двух сближала
Способность долго говорить,
Теряя рассуждений нить.
Но ведь когда-то же бывали
Светлые у них деньки,
Где были счастливы они. . .

В бурлящий 35-й год
Никита, строивший со страстью
Метро московское, был горд –
Такое это было счастье,
Когда за стройку, награжден;
При всем честном народе -
Ему торжественно вручен,
По праву, Ленина был орден.
(Ведь этот орден был покруче
Его геройских орденов,
Которые собирал до кучи
Он от вертлявых холуев.)
С утра на стройке, в сапогах,
Потертых брюках и косоворотке,
Решал проблемы на местах,
Со всеми на ноге короткой.
Что интересно – эти дни
Хрущев в своих воспоминаньях
Отметил, говорил – они
Являлись по его признаньям
Одни их лучших, светлых дней
В его работе и карьере.
Жаль… Дальше, было все грустней,
Потом подлей, потом смешней
И гнусно в высшей мере.

И Мишка, так же счастлив был,
Когда с четырнадцати лет
С отцом комбайн в поля водил,
На Ставрополье, убирая хлеб.
В семнадцать орден получил
За труд в степном раздолье.
Правда, потом он говорил:
- Как «крепостной» работал в поле.
Свой орден, часто он при этом
Использовал уже довеском
К диплому красному в анкетах,
Да и в дискуссиях словесных.
Система нервная досталась
Довольно крепкая ему
И тяга к знаньям просыпалась
В нем рано, судя по всему.
Но стержня не хватало в нем
Крепко сколоченной души,
Как ты ее не вороши,
Сказался видимо потом
Родителей характер разный:
Решительный, отчасти властный
Был материнский, грубоватый,
Отцовский мягкий, простоватый –
Типично ведь наоборот.
В несоответствиях влиянья,
Формирование такое вот
Его душевного уклада –
Возможно, стало основаньем
На крайние его метанья,
Где в словоблудных эскападах
Он прилагал свои старанья.
А что хотел, кому служил?
Так пустомелей и прожил.

Детство у Толика Чубайса
Не задалось ни там, ни тут.
Старайся Толик, не старайся
И школа, да и институт
Его не радовали просто
И выводили из себя.
Был долговязым он подростком,
Худ, рыжеват, его судьба
Как бы ни чем не выделяла:
Старательным послушным быть,
Карабкаться, со всеми плыть
Его стремиться заставляла.
Но он тогда уже хитрил,
Кукиш, держа в своем кармане.
Хотя подчас на партсобраньях,
Что нужно, все же говорил…
Есть некий мессианский флер
Его «высоких» устремлений,
Этот с улыбкою напор,
Где легкость, простота суждений,
Ловко вплетаясь в «аксиому»,
Вещает «истину» как жрец –
До боли это все знакомо,
Увы, всему есть свой конец.
Как пафосно в своих речах,
В полете как – то обронил,
Что гвоздь последний вколотил
Он в коммунизм, что тот зачах,
Идейно он себя изжил.

Частная собственность в России –
Есть государственная суть!:
Толик приходит как «мессия»,
Нам эту истину вернуть
Забытым и кривым пороком.
Капитализм вновь феодальный
Привит России поздним сроком,
Он так безумно и фатально
Кровь, мятежи несет, развал –
Толик на это все чихал.
Главным был мессианский зуд,
Позволивший начать с размахом,
Освободит легко от пут
Стыда он, совести и страха,
Потом позволит и не это
На этом белом, грешном свете…
-Ну, вымрет тридцать миллионов
Российских граждан – не беда,
Издержки это, господа.
Приватизации законы,
Увы, суровы иногда-
Серьезно Толик заявлял,
Когда свой план осуществлял.
Более двести консультантов
Он пригласил из-за границы
И часть из этих фигурантов –
Разведчики, как говорится,
Нет слов, ведь именно они
Ему внушили: убыстренно
В те перестроечные дни
«Прихватизировать» определенно,
То есть, все лучшие куски
Госсобственности, недр советских.
Вот в этой истине простецкой
Страну зажали как в тиски
Олигархические кланы,
Ее, обгладывая неустанно –
Вся философия как оказалось

Отцу, наверное, икалось,
Чубайсу старому потом,
На свете, но уже на том –
Ушел старик не ведал сраму,
А был он, судя по всему,
Закалки старой, очень странно –
Толик сочувствовал ему.
Переживал их с братом споры,
Да их идейные раздоры.

А вот еще один пассаж:
Толик в свое дитя влюбленный,
В зуд мессианский и кураж
Болезненный и несмышленый,
Как – то в запале заявлял:
Мол, Достоевского перечитал
И только ненависть, да злобу
От этого он испытал.
Что тут сказать?: - Еще бы!
Иного разве можно ждать
От доморощенного либерала?
Писатель в степени немалой
Давно смог все предугадать,
О либералах он сказал –
Они Россию и погубят.
Толик, ведь в точку он попал,
Тебя Россия не забудет!

Ну, где убогому тебе
Понять культ, глубину страданий
И в давней, праведной мечте
Суть духа русского исканий.
Ты сетуешь, что это все
Россию оттолкнет он мира.
Не понял видно ты еще
Что мир давно живет в сортире
Двойных стандартов, алчных грез.
Ваш перестроечный понос
Покруче сталинских репрессий!
Ну, что России он принес
Кроме таких вот рыжих бестий?
Западу нужно лишь одно:
России чтоб вообще не стало,
Чтобы легла она на дно,
Вот уж раздолье будет стае
Глобальных хищников. Они
Давно уже слюной исходят,
На Украине свой наводят
Теперь порядок в эти дни.

Да, видно ложным зуд
Твой Толик все же оказался,
Тяжел, уныл напрасный труд,
Он на тебе уже сказался.
Твоя болезненная полнота –
Есть результат большого стресса,
Не просто долго быть под прессом
Ненависти - неспроста она
К тебе в народе процветает,
Народ все чувствует и понимает.
Он вспомнит Сталина , Стрелкова,
Вспомнит Гагарина, Квачкова.
Таких как ты от вспомнит тоже:
Мерзавца подлого Хрущева
И балаболку Горбачева,
Но только эта память все же
Гнева, презрения полна –
Такие Толик вот дела.

Юрий

Чтобы оставить комментарий Вы можете или зарегистрироваться, или войти, или прокомментировать статью с Вашим ip-адресом.

Источник: http://www.razumei.ru/literary_corner/20140627/2242

Читать комменты и комментировать

Добавить комментарий / отзыв



Защитный код
Обновить

Толику Чубайсу и иже с ним… | | 2014-06-27 08:54:00 | | Блоги и всяко-разно | | Блажен, кто мир сей посетил,Кто испытаний и страданийСполна в скитаниях вкусил,Отведал горечь тяжких знаний.В конце воскликнул: - Все же былЯ счастлив хоть и грешен,Я прожил жизнь и я утешен,С | РэдЛайн, создание сайта, заказать сайт, разработка сайтов, реклама в Интернете, продвижение, маркетинговые исследования, дизайн студия, веб дизайн, раскрутка сайта, создать сайт компании, сделать сайт, создание сайтов, изготовление сайта, обслуживание сайтов, изготовление сайтов, заказать интернет сайт, создать сайт, изготовить сайт, разработка сайта, web студия, создание веб сайта, поддержка сайта, сайт на заказ, сопровождение сайта, дизайн сайта, сайт под ключ, заказ сайта, реклама сайта, хостинг, регистрация доменов, хабаровск, краснодар, москва, комсомольск |
 
Поделиться с друзьями: