Оружие: запретить нельзя разрешить

Оружие: запретить нельзя разрешить В июле прошлого года вице-спикер Совета Федерации Александр Торшин предложил внести поправки в ФЗ «Об оружии». Он предложил разрешить россиянам хранить боевые пистолеты и револьверы (короткоствольное оружие), а также применять их для самообороны без уголовных последствий. Кроме того, предлагается снять уголовную ответственность с лиц, убивших грабителя на своей территории. Соответствующие изменения могут быть внесены на рассмотрение Президента и Государственной Думы уже в начале 2013 года. Однако, по имеющейся информации, в Кремле не поддерживают эту идею и считают ее преждевременной.

С другой стороны, МВД предлагает поправки, ужесточающие закон «Об оружии»: запретить людям, имеющим разрешение на ношение оружия, иметь его при себе, если они находятся в состоянии алкогольного или наркотического опьянения. «Собираешься выпить — оставь оружие дома». За нарушение предлагается наказание в виде штрафа до 5 тысяч рублей или лишение права на ношение на срок до одного года. Если документ одобрят, нельзя будет входить с любым оружием, в т.ч. травматическим, в поликлиники, школы, вузы, а так же кафе и рестораны, подающие спиртное. Наконец, разрешение на оружие будет выдаваться с 21 года, а не с 18, как сейчас.

В настоящее время Федеральный закон «Об оружии» разрешает российским гражданам хранить охотничье оружие, травматические пистолеты (с дульной энергией не более 91 джоуля), газовые пистолеты, пневматическое оружие (с дульной энергией не более 25 джоулей), а также холодное клинковое оружие (охотничье или имеющее культурную ценность). Боевые пистолеты и револьверы официально разрешены представителям силовых структур (МВД, Генпрокуратура, Следственный комитет, Вооруженные силы, ФСБ и прочие), а также в качестве служебного оружия (только отечественного производства, с емкостью магазина не более 10 патронов и дульной энергией не более 300 джоулей).

По мнению Торшина и его сторонников, легализация короткоствольного «огнестрела» для граждан резко снизит уровень преступности в России. Бандитам просто не захочется связываться с гражданами, если те смогут дать вооруженный отпор. Не секрет, что идею легализации боевых пистолетов и револьверов поддерживают и многие россияне. Сторонники легализации «короткостволов» ставят в пример США, где «полковник Кольт сделал людей равными», и некоторые республики бывшего СССР. По данным экспертов, в Молдавии после легализации «короткостволов» в 1995 году количество убийств существенно снизилось.

В США все не так однозначно. В результате очередной кровавой резни, произошедшей 14 декабря 2012 в школе Сэнди Хук (Ньютаун, штат Коннектикут), когда 20-летний Адам Ланца из пистолета и полуавтоматической винтовки застрелил 28 человек — 20 из которых были дети-ученики начальных классов, в США началось активное движение за ограничение одной из главных американских свобод — свободы хранения и ношения оружия.

Оружие: запретить нельзя разрешить

Вторая поправка к Конституции США гарантирует право граждан на хранение и ношение оружия. Поправка вступила в силу более двухсот лет назад — 15 декабря 1791 года, одновременно с остальными девятью поправками, входящими в Билль о правах, и является одной из незыблемых основ американской демократии. Вот эти 10 поправок:
  1. Свобода слова, свобода религии, свобода прессы, свобода собраний, право на подачу петиции.
  2. Право хранить и носить оружие.
  3. Запрет на размещение военнослужащих в частных домах без согласия владельца.
  4. Запрет произвольных обысков и арестов.
  5. Право на надлежащее судебное разбирательство, право не свидетельствовать против себя, гарантия частной собственности.
  6. Права обвиняемого, в т.ч. право на суд присяжных.
  7. Право на суд присяжных в гражданских делах.
  8. Запрет чрезмерных залогов и штрафов, жестоких и необычных наказаний.
  9. Перечисление прав в Конституции не должно трактоваться как умаление остальных прав.
  10. Полномочия, которые Конституция прямо не относит к ведению Соединённых Штатов, сохраняются за штатами и гражданами.

В 2008 и 2010 годах Верховный суд США вынес два исторических решения, касающихся второй поправки. В деле «Округ Колумбия против Хеллера» 2008 года, суд уточнил, что вторая поправка защищает право граждан на владение оружием, независимо от службы в ополчении и даёт им право на использование оружия для законных целей, таких как самооборона в своем доме. В деле «Макдональд против Чикаго» 2010 года суд вынес решение, запрещающее правительствам штатов и местных администраций превышать пределы запретов, установленных федеральным правительством.

Чтобы лучше понять, что сейчас происходит в США, давайте обратимся к авторитетному мнению Джеффа Макмахэна (Jeff McMahan), профессора философии в университете Rutgers. Он является автором книг «Этика убийства: проблемы на обочине жизни», «Убийство на войне», и нескольких ожидаемых книг, в том числе сборника эссе «Значение жизни».

Главный аргумент в защиту Второй поправки, который мы чаще всего слышим, является центральным столпом в защите права частной собственности на владение оружием: мы все в безопасности, когда большинство людей имеют оружие, потому что вооруженные граждане самим фактом наличия оружия сдерживают преступность и могут защитить себя и других, когда сдерживание не срабатывает. Те, кто не имеют оружие, являются более легкой жертвой преступников, т.к. уголовные элементы менее склонны к преступным действиям, чем больше вероятность того, что их жертвы будут вооружены. Смысл этого аргумента понятен: даже преступники не любят, когда в них стреляют. Но эта логика неверна, и если хорошенько подумать, мы приходим к выводу, что Соединенные Штаты должны запретить право на владение оружием полностью или почти полностью.

Если бы на самом деле многочисленные находящиеся в собственности «пушки» имели надежный сдерживающий эффект, как утверждают сторонники ношения оружия, в США было бы меньше преступлений, чем в других развитых странах. Но это не так. По данным исследовательской группы Brady Campaign, нападения с применением огнестрельного оружия, в результате которых погибает больше одного человека, происходят в США примерно каждые шесть дней. Когда большинство граждан вооружены, как будто они находятся на Диком Западе, преступность не сокращается. Вместо того, чтобы испугаться, преступники работают над тем, чтобы иметь лучшее оружие, быть более эффективным в его использовании («быстрыми на выстрел»), и с большей готовностью его применяют. Когда это происходит, те, кто имеют оружие, могут быть в большей безопасности, чем если бы они были без оружия, но безоружные становятся еще более уязвимыми.

Адвокаты оружия предлагают решения этой проблемы: все безоружные должны вооружиться. Но когда все больше граждан получают оружие, возникают проблемы: люди, которые попали в обычную драку, стреляют в человека, который спровоцировал их; людей расстреливают по ошибке или случайно промахнувшись. И людей с оружием так много, что любой сумасшедший или преступно предрасположенный человек, у которого внезапно возникло даже кратковременное — в припадке ярости — желание убивать, может в такой момент просто достать из шкафа пистолет мамы.

Возможно, самое важное, что чем больше людей владеют оружием, тем менее эффективной становится полиция. Сила граждан находится в паритете с полицией. Полиция не имеет более монополии на применение силы.

Для многих американцев содержание Второй поправки не обсуждается и точка. Как заявил бывший конгрессмен Джей Дики (Jay Dickey, республиканец от штата Арканзас) в январе 2011 года: «У нас есть право на ношение оружия в связи с угрозой захвата правительством нашей свободы». Чем больше в стране людей с оружием, тем меньше возможность правительства их контролировать. Но если вооружение граждан ограничивает власть правительства, оно делает это путем ограничения власти своих представителей, таких, как полиция. Внутренняя защита становится больше вопросом частной самопомощи и бдительности и менее вопросом демократически контролируемых правоохранительных органов. Внутренняя безопасность страны становится все более «приватизированной».

Существует, конечно, большой элемент фантазии в заявлении Дики. Люди с пистолетами давно не подходят для современной армии. Это также заблуждение полагать, что правительство в условиях либеральной демократии, такой как в Соединенных Штатах, может стать настолько тиранической, что только вооруженное восстание, а не демократические процедуры, будет лучшим средством его ограничения. США — это не Сирия, и не будет ей никогда. Вскоре после того как Дики сделал свой комментарий, люди в Египте восстали против правительства, которое подавляло их свободу в отношениях гораздо более серьезных, чем оплата медицинской помощи. Несмотря на то, что лишь незначительное меньшинство египтян имеет собственные «пушки», протестующие не добились бы успеха, если бы они принесли это оружие на площадь Тахрир. Если бы собравшиеся граждане начали размахивать своими «Глоками», в соответствии со сценарием фантазеров-сторонников Второй поправки, старый режим почти наверняка был бы сегодня все еще у власти, а многие здравствующие сегодня египтяне были бы мертвы.

Полиция, чтобы оставаться эффективной в обществе, в котором большинство из тех, кому они должны противостоять или арестовывать, вооружены, должна, как и преступники, стать лучше вооруженной, более многочисленной и с большей готовностью стрелять. Но если полиция это сделает, оружие не дает чистого сокращения власти правительства, но только вызовет огромный рост частных и государственных расходов. В результате, баланс сил между вооруженными гражданами и государством восстановится как прежде. Безоружные проиграют еще больше. И все станут беднее, за исключением оружейной промышленности.

Логика неумолима: когда все больше частных лиц приобретают оружие, власть полиции снижается, личная безопасность становится все более вопросом самопомощи (спасение утопающих — дело рук самих утопающих), у безоружных граждан повышается стимул для получения оружия, пока не вооружатся все. Когда большинство граждан имеет возможность убить любого вокруг в одно мгновение, все находятся в меньшей безопасным, чем если бы ни у кого не было оружия, кроме сотрудников демократически подотчетной полиции.

Логика частного владения пистолетом, таким образом, похожа на гонку ядерных вооружений. Когда только одно государство заполучает ядерное оружие, оно резко повышает свою безопасность, но снижает безопасность других, ставших более уязвимыми. У других государств появляется стимул также разработать ядерное оружие, чтобы попытаться восстановить свою безопасность. Поскольку со временем все больше государств получает атомную бомбу, стимул для увеличения безопасности у оставшихся все более увеличивается. Если в конечном итоге все получают эту бомбу, потенциал для катастрофы — будь то злая воля, неправильное восприятие ситуации или несчастный случай — становится очень велик. Безопасность каждого государства теперь гораздо ниже, чем это было до появления ядерного оружия. И не забываем про огромные государственные расходы на разработку, производство и хранение ядерного оружия. Эти средства можно было бы использовать более разумно.

Защитники оружия и преступники являются союзниками в требовании, чтобы оружие оставалось в частных руках. Они лишь отличаются тем, кому это оружие должно достаться. Преступники хотят оружие для себя, а не для своих потенциальных жертв. Защитники хотят его для себя, а не для преступников. Но в то время как контроль над огнестрельным оружием может сделать хотя бы немного для ограничения доступа к оружию потенциальных преступников, он не может сделать ничего, когда оружие можно найти в любой другой семье. Либо все вооружены, либо никто. Защитники оружия однозначно выбирают первое.

Но, как и в случае с ядерным оружием, мы все были бы в большей безопасности, если бы никто не имел оружия. Вернее, никто, кроме подготовленных и юридически ограниченных полицейских. Внутренняя оборона тогда будет проводиться так же, как мы ведем национальную оборону. Мы больше не принимаем довод авторов устаревшей Второй поправки: «хорошо организованная милиция необходима для безопасности свободного государства». Вместо того, чтобы оставить национальную оборону гражданам-ополченцам, мы сейчас передали право на национальную оборону уполномоченным государством профессиональным институтам: авиации, армии, флоту и так далее. Мы по праву доверяем этим силам свою защиту от внешних угроз и не рассматриваем их как инструменты внутренних репрессий государства. Мы могли бы иметь такую же веру в полицию, призванную защищать нас от внутренних угроз.

Запрет частной собственности на оружие не означает, что никто больше не сможет пострелять из пистолета. Пистолеты могут быть арендованы для стрельбы на обеспеченном всеми мерами безопасности полигоне. И, возможно, надо поднять дискуссию о праве на частное владение одним ружьем для охоты.

Адвокаты оружия будут возражать, что запрет частной собственности на оружие является невозможным в Соединенных Штатах. Невозможно принять правовой запрет в демократическом государстве, если большинство выступает против него. [А большинство, согласно опросам, сегодня против.] Если бы сторонники ношения оружия перестали противостоять этому, запрет был бы возможен.

Далее они будут утверждать, что даже если бы был принят юридический запрет, он не может быть приведен в исполнение с полной эффективностью. Это правда. Пока у людей где-то в мире есть оружие, некоторые люди в США могут его получить. Кроме того, правовой запрет на убийство не может устранить убийство. Но запрет на убийство является более эффективным, чем политика «контроля над убийством».

Оружие не похоже на алкоголь и наркотики, которые мы безуспешно пытались запретить. У многих людей есть сильная потребность в алкоголе или наркотиках, что не зависит от того, что другие люди могут сделать. Но потребность в пистолете для самообороны зависит от того, имеют ли их другие люди, и как эффективно государство может их сдерживать и защищать от них граждан. В западных странах, в которых имеется меньше оружия, соответственно, меньше случаев, в которых люди нуждаются в оружии для эффективной самообороны.

Сторонники оружия иногда утверждают, что запрет нарушит права граждан на самооборону. Наложение запрета на оружие, утверждают они, все равно что отнять пистолет у человека, которого кто-то собирается убить. Но это неверная аналогия. Несмотря на то, что запрет лишит народ одного из эффективных средств самообороны, было бы также неплохо убедиться, что тогда было бы гораздо меньше случаев, когда пистолет будет необходим или полезен для самообороны. Оружие будет запрещено не только для тех, кто будет использовать его для обороны, но и для тех, кто будет использовать его для агрессии. Оружие — только одно средство самообороны, а самооборона — только одно из средств достижения безопасности от нападения. Они забывают еще о праве на безопасность от нападения, которое также является фундаментальным. Политика, которая неизбежно лишает человека одного из средств самообороны, существенно снижает его уязвимость от нападения. Поэтому право на безопасность от нападения относится к более фундаментальным правам, от которых право на самооборону является производным.

В других западных странах количество убийств на душу населения, а также процент насильственных преступлений, связанных с оружием, составляют лишь небольшую долю от США. Возможных объяснений этому немного. Сторонники оружия утверждают, что это не имеет ничего общего с нашими разрешительными законами о ношении оружия или нашими обычаями и практикой, связанной с оружием. Если они правы, мы должны сделать вывод, что американцы просто по своей природе более жестоки, склонны к психическим расстройством и менее нравственны, чем люди в других западных странах? Если вам не нравятся такие выводы, у вас остается совсем небольшой выбор. Признайте, что именно легкий доступ ко всем видам огнестрельного оружия является главным объяснением того, почему американцы убивают друг друга с гораздо большей скоростью, чем жители других стран. Сторонники оружия должны обратиться к своей совести, чтобы определить, действительно ли они хотят разделить ответственность за сохранение политики, которая делает США Капитолием убийств среди развитых стран мира.

Эту точку зрения поддерживают сегодня миллионы американцев. Президент Барак Обама также выступает за ограничение оборота оружия. Он уже подписал президентские указы правительственным органам и правоохранительным структурам немедленно ужесточить контроль за продажей оружия. Речь, в частности, идет о введении обязательной проверки всех без исключения покупателей стрелкового оружия, усилении оценки психического состояния владельцев оружия и ужесточение наказания за передачу оружия малолетним. Кроме того, в среди предлагаемых Белым домом мер значится проведение специальных исследований психологического воздействия, оказываемого на людей жестокими видеоиграми и видеофильмами. Но ключевое положение предлагаемой реформы — восстановление существовавшего с 1994 по 2004 год запрета на продажу т. н. «штурмовых» полуавтоматических винтовок и многозарядных магазинов (более чем на 10 патронов) — может узаконить лишь конгресс США.

Есть и другая точка зрения. Ее активно поддерживает Национальная стрелковая ассоциация США (NRA), насчитывающая более 4 миллионов членов. Это весьма влиятельное лобби, финансирующее многочисленные избирательные кампании американских политиков и, соответственно, имеющее многочисленных влиятельных сторонников. Даже в правящей демократической партии нет единства по этому вопросу. Среди республиканцев уже раздаются голоса, призывающее к импичменту президенту Обаме, «ведущему себя как монарх и посягающему на конституционные свободы американцев». И конечно, миллионы простых американцев считают право на ношение и хранение оружия своим священным Конституционным правом. По данным исследовательского центра Gallup, 47% взрослого населения Америки заявляют, что хранят дома огнестрельное оружие. Их мнение хорошо представляет одна-единственная картинка:

Оружие: запретить нельзя разрешить

Давайте попробуем решить эту сложную и ответственную задачу с помощью Мыслительных инструментов ТОС, а именно Тучи конфликта. Решение далеко неочевидно, но в наших общих интересах попробовать совместными усилиями найти его.

Оружие: запретить нельзя разрешить

Сегодня сторонники и противники оружия находятся в таком конфликте. У обеих сторон есть общая цель — снижение количества убийств в государстве. Они предлагают добиться этой цели с помощью выполнения двух  условий: полностью запретить гражданам владеть оружием либо, наоборот, разрешить им защищаться с помощью оружия, не боясь уголовного преследования, если в результате их защитных действий налетчик окажется раненым или убитым.

Предлагая указанные способы, стороны исходят из двух предпосылок. С одной стороны, оружие в руках граждан сокращает количество убийств, т. к. является для преступников сдерживающим фактором. Они попросту бояться сами попасть под пулю. С другой стороны, оружие в каждом доме становится слишком легкой добычей для преступника. Да и у законопослушного гражданина иногда появляется непреодолимое искушение решить с помощью оружия бытовую проблему, например, с шумными соседями или агрессивной собакой. Не окажись в такой ситуации у него под рукой пистолета, не было бы и трагедии.

Итак, мы имеем конфликт: оружие в руках граждан не может одновременно быть причиной увеличения и сокращения количества убийств. Кроме того, Предпосылка 1 противоречит Необходимому условию 2, и Предпосылка 2 противоречит Необходимому условию 1. Как учит Теория ограничений, конфликт возникает из-за того, что одна из двух предпосылок является неверной. И если понять какая, можно затем найти верное решение. У меня есть ощущение, что обе предпосылки неверные. Потому и решение до сих пор не найдено. Прошу всех читателей предлагать свои варианты.

P.S. Компромисс не может быть решением. Решение обязательно должно удовлетворять обе стороны конфликта. В данном случае, сторонников и противников разрешения оружия.

На наших страницах в Facebook и Вконтакте открыто голосование: «Оружие: запретить нельзя разрешить». Голосуйте!

Источник: http://www.tocpeople.com/2013/01/oruzhie/

Читать комменты и комментировать

Добавить комментарий / отзыв



Защитный код
Обновить

Оружие: запретить нельзя разрешить | | 2013-01-30 08:20:00 | | Статьи о маркетинге | | В июле прошлого года вице-спикер Совета Федерации Александр Торшин предложил внести поправки в ФЗ «Об оружии». Он предложил разрешить россиянам хранить боевые пистолеты и револьверы (короткоствольное | РэдЛайн, создание сайта, заказать сайт, разработка сайтов, реклама в Интернете, продвижение, маркетинговые исследования, дизайн студия, веб дизайн, раскрутка сайта, создать сайт компании, сделать сайт, создание сайтов, изготовление сайта, обслуживание сайтов, изготовление сайтов, заказать интернет сайт, создать сайт, изготовить сайт, разработка сайта, web студия, создание веб сайта, поддержка сайта, сайт на заказ, сопровождение сайта, дизайн сайта, сайт под ключ, заказ сайта, реклама сайта, хостинг, регистрация доменов, хабаровск, краснодар, москва, комсомольск |
 
Поделиться с друзьями: