Штыров: В настоящий момент инвестиционная привлекательность Дальнего Востока почти нулевая

shtyrov 1

«Инвестиционная привлекательность Дальнего Востока почти нулевая», - заявил в ходе недавней встречи с журналистами заместитель председателя Совета Федерации Вячеслав Штыров. Отвечая на вопросы московского корреспондента РИА «АмурПРЕСС» Сергея Акулича, сенатор критически отозвался об экономической ситуации в регионе и рассказал о подготовке нового закона, который призван поправить положение.

- Как Вы оцениваете инвестиционную привлекательность краев и областей Дальнего Востока в динамике – улучшается? ухудшается? В какой мере, на Ваш взгляд, повышение инвестиционной привлекательности зависит от региональных властей? Могли бы назвать "передовиков", которые преуспели в повышении своей инвестиционной привлекательности?

 

В.Штыров: Если говорить по-крупному, инвестиционная привлекательность Дальнего Востока не может быть охарактеризована одним словом. Есть зоны, виды деятельности, которые привлекательны, в основном это минеральное сырье, минеральные ресурсы. Все остальное имеет отрицательную привлекательность. Грубо говоря, мои слова можно понимать так, что, если тебя туда палкой будут загонять, ты оттуда будешь убегать. Почему – я говорил. Что бы мы там ни говорили обо всяких рейтингах – на первом месте, на втором - это все чепуха на постном масле. В самом деле, как можно всерьез воспринимать рейтинг, если мы там по инвестиционной привлекательности на одном из последних стоим, на 62-м месте, предположим, а впереди нас такая милая страна, как Руанда, или ЮАР, или Венгрия? Я вам советую: зайдите в московский магазин - увидите хоть один венгерский товар. Не нравится Москва - поезжайте в Берлин - найдете вы там венгерский товар? Что ж там привлекательного в этой Венгрии? Или милости просим в Йоханнесбург – если вы там живы останетесь, прожив неделю, то я вас поздравлю.

 

Вопрос не в этом. Вопрос в прибыли: есть прибыль – бизнес будет работать, нет прибыли – он не будет работать. Как может быть на Дальнем Востоке прибыль, если тарифы неподъемные, если существует региональное удорожание рабочей силы, если сложный климат, если большие расстояния и большие затраты на перевозку транспортом, если очень маленький рынок - всего 6 миллионов дальневосточников? Это надо хорошо понимать. Поэтому в настоящий момент инвестиционная привлекательность Дальнего Востока почти нулевая. И все те великие проекты [подготовка в саммиту АТЭС во Владивостоке, сооружение нефтепроводной системы Восточная Сибирь - Тихий океан, строительство дороги Чита-Хабаровск и др.], с которых я начал, все сделаны государством либо по приказу государства крупными государственными монополиями, либо теми частными компаниями, которые просто хотят на будущее там закрепиться. Таких инвестиций, когда люди пошли туда за эффективностью, за прибылью, за долговременной работой, нет. Вот эти условия надо создать.

 

Совет Федерации готовит специальный закон, который пока имеет условное название «О социально-экономическом развитии Дальнего Востока» – такой объемный, мощный закон! Хочу охарактеризовать, из чего этот закон будет состоять.

 

Пункт первый - налоги. На Дальнем Востоке должны быть облегченные налоговые режимы. Один академик неделю назад, когда обсуждали проблему Дальнего Востока, говорит: нет, нельзя этого делать, это все равно, что мы в стране создадим левостороннее и правостороннее движение. Ну и что? Мы и хотим создать правостороннее движение, чтобы все машины повернули на Дальний Восток. Эти манипуляции с налоговыми режимами за милую душу используют все, даже самая либеральная в мире страна - Соединенные Штаты Америки. В депрессивных штатах одни режимы, в прогрессивных - другие. Ничего тут крамольного нет. Невинность либеральных теорий пусть пострадает. Больно будет некоторым экономистам-либералам, но ничего, вытерпят. Главное, чтобы Дальнему Востоку было хорошо.

 

Какие конкретно налоги? Для действующих предприятий в обрабатывающей промышленности должны быть сняты налоги на прибыль (в федеральной части, 2%). В принципе это легкий вопрос. Необходимо освобождать их от НДС, делать нулевую ставку НДС, чтобы повысить их конкурентоспособность. От НДС необходимо также освобождать те предприятия, которые производят очень значимые услуги для дальневосточников. Например, авиационный транспорт, железнодорожный транспорт - для того, чтобы попытаться снизить стоимость билетов. Ту часть первичных энергоресурсов, которая идет на выработку электроэнергии. Это все вопросы решаемые. Конечно, они доставят хлопоты налоговой службе, но это возможно решить.

 

Новые предприятия должны быть еще более тотально освобождены. Начинаешь новое предприятие - до момента выхода на самоокупаемость, которая у тебя записана в инвестиционном проекте, вообще от всех налогов освобождаешься, кроме налога с физических лиц - его надо платить. Если не будешь платить, потом пенсию не найдешь. Тотальное освобождение для новых предприятий. Идите стройте, идите делайте. Разве это не стимулы? Вот тогда, может, даже китайские предприятия захотят, я уж не говорю про наши. Вот этот налоговый блок - самый дискуссионный, он описан, и мы сейчас начнем пытаться его внедрить.

 

Второе - бюджетные режимы. Как там бюджетный процесс должен быть по-иному организован. Это касается завоза на Крайний Север - там надо аккумулировать гигантские средства на короткий период времени. Это касается компенсаций субъектам Федерации тех расходов, которые они понесут, когда освобождают предприятия от налогов с целью повышения инвестиционной привлекательности и т.д.

 

Третье - это особая экономическая зона. Сейчас на Дальнем Востоке есть две неработающие экономические зоны. Почему они не работают? Потому что закон запрещает там заниматься перерабатывающей промышленностью. Как мило! Для чего же тогда созданы эти зоны? Очень сложная система управления: оказывается, управляют ими акционерные общества экономической зоны под эгидой Минэкономики, которое находится в Москве, и т.д.

 

Раздел закона о Дальнем Востоке, который описывает экономические зоны, должен упростить создание экономических зон. Сейчас надо участвовать в тендере, в конкурсе, в аукционе каком-то, в котором мы все время проигрываем. 49 проектов Дальний Восток выдвигал, все проиграл, а два - просто президент волевым путем принял решение – организовали: на Байкале туристическая зона в Бурятии и Совгавань в Хабаровском крае. Надо упростить: захотел субъект создать – сделал ТЭО, принес проект, правительство утверждает – поехали! Упростить управление: управление должно находиться там - при Ишаеве [Виктор Ишаев – министр по развитию Дальнего Востока – полномочный представитель Президента РФ в Дальневосточном федеральном округе], пусть он ими управляет, занимается и т.д. Разрешить разные виды деятельности в этой зоне, сделать разные типы зон, добавить к ним зоны, в которых можно заниматься, допустим, аквакультурой, - у них же не только территория, но еще и прибрежная зона должна быть как-то там очерчена, режимы созданы. Особые зоны по судоремонту и судостроению - почему они нужны? Потому что все наши корабли ремонтируются в Корее, Вьетнаме, Китае, у нас – дорого, не получается. Почему это надо законодательно описать? Потому что туда надо заходить, выходить, в том числе иностранцам, значит, особые режимы там должны быть.

 

Короче говоря, получается так: пункт первый - упрощение создания экономических зон. Пункт второй - совершенствование управления. Пункт третий - разрешение разных видов деятельности. Пункт четвертый - разные должны быть зоны. Это третий раздел.

 

Четвертый раздел - государственно-частное партнерство. О нем сегодня много разговоров, но у нас в стране существует одна только форма партнерства - концессия. А существуют ведь и другие формы. Например, государственно-частное партнерство на так называемой системе оплаты платежей задним числом. Что это означает? Я вас прошу: "Постройте, пожалуйста, дорогу".

 

Но денег у меня нет. Вы строите к своему предприятию дорогу, я с вас не беру никаких налогов до тех пор, пока ваше предприятие не заработает. Когда оно заработает, и вы мне начнете платить налоги, я из ваших же налогов начну вам оплачивать строительство дороги. Или концессия по принципу жизненного цикла и другие виды государственно-частного партнерства, которое мало применяется в стране, несмотря на то, что разговоров много. Мы должны на Дальнем Востоке сделать полигон для развития государственно-частного партнерства.

 

Дальше. Надо упростить все эти организационные режимы. 500 дней надо получать разрешение, чтобы что-нибудь построить. А в то же время у нас самих есть опыт: в Сочи есть режим на период строительства олимпийских объектов. Там за два месяца тебе должно быть все оформлено. Или Владивосток, проведение саммита. Совершенно упрощенные режимы. Построили же? Построили. Ничего не упало пока. Это надо распространить на весь Дальний Восток, чтобы ты не возился годами со всеми этими проектами, с тем, как перевести земли из лесного фонда в нелесной, как получить какие-то лицензии. Строишь дорогу, а на месторождение гравия не можешь лицензию получить. Это все надо упростить так, чтобы процесс был более динамичным.

 

Я еще скажу одну вещь. Надо сделать так, чтобы крупные компании, которые приходят на освоение природных ресурсов, обязаны были брать на работу местные предприятия. Это против рынка. Это против всяких тендеров и так далее. Ну и что? Это их обязанность, их социальное обременение. Только так можно вырастить малый, средний бизнес. Противоречит это какой-нибудь экономической теории? Практической - нет, может, каким-то идейным принципам. Но ведь это все применяют. Вы знаете, что в США это применяется. Я вам специально привожу Соединенные Штаты, потому что это оплот либерализма, на который все головы поворачивают и говорят: "Вот там - там священная корова находится". Вот я говорю: их корова с пятном. Почему нам не сделать?

 

Надо решать вопросы тарифной политики. Сложный вопрос! В том числе придется заглядывать - правильно мы приватизировали железнодорожный транспорт или нет? Почему мы на одной-единственной нитке дороги сделали десяток частных компаний, которые владеют вагонами? В результате скорость перевозки грузов на Дальнем Востоке и вообще в целом по стране равняется скорости пешехода. Только ухудшили положение. Тарифы подняли в четыре раза на аренду вагонов. Правильно это или нет? А вообще государство должно их регулировать или нет? Ответ на этот вопрос надо давать. И в законе мы даем ответ - да, должно – устанавливать тарифы. То же самое с электроэнергетикой и т.д. Особый раздел - тарифная политика на Дальнем Востоке.

 

И, наконец, социальные вопросы - пенсии, знаменитая история с районными коэффициентами, которые сейчас на пенсии применяются не в той мере, как надо было бы для дальневосточников. Это вопросы, связанные с тем, что, возможно, надо будет отменить взимание подоходного налога с той части, которая приходится на районные коэффициенты и надбавки, вопросы упрощенной бесплатной выдачи земли для жилищного строительства, вопрос закрепления молодых специалистов и т.д.

 

В совокупности: налоговая система – особая, бюджетные процессы будут иметь особенности, дальше - организация особых экономических зон, государственно-частное партнерство, тарифная политика, социальная политика – вот содержание закона. При помощи этого мы должны создать особые условия работы на Дальнем Востоке.

 

Вы мне скажете: "Ну, елки-палки, ты проведешь создание какой-то особой зоны - сепаратизм и т.д.". Послушайте, сепаратизм начинается тогда, когда каждый сам себе законы принимает. А это Федерация должна принять и проследить за исполнением. И этим самым Федерация, наоборот, обеспечивает интеграцию Дальнего Востока в общеэкономическую политику РФ. Иначе они интегрируются сами вон туда - в Китай и Корею. Вот для чего это надо.

 

Некоторые говорят, что это противоречит принципам равенства экономических условий. Обычно так говорят идеалисты. А если стоять на материалистической позиции, то можно сказать так: условия начинаются с физических условий, а потом они уже переходят в законодательные и другие условия. Поэтому, поскольку физические условия разные (география такая, температура такая, отдаленность), то, чтобы поставить их в равные условия, надо найти большой-большой рычаг и повернуть земную ось на 23 градуса. Сейчас Земля наклонена, поэтому у нас температура разная, а как только выровняется - температура станет одинаковой. Вот это надо сделать. И тогда сможем говорить: "Пусть Дальний Восток конкурирует с Краснодарским краем". Пока Земля наклонена и климат разный, условия разные. Мы должны снивелировать, выровнять эти условия.

Сергей АКУЛИЧ.

Москва.

Фото автора.

Источник: http://priamurka.ru/index.php/polit/2565-shtyrov-oetomu-v-nastoyashhij-moment-investiczionnaya-privlekatelnost-dalnego-vostoka-pochti-nulevaya.html

Читать комменты и комментировать

Добавить комментарий / отзыв



Защитный код
Обновить

Штыров: В настоящий момент инвестиционная привлекательность Дальнего Востока почти нулевая | | 2013-01-24 08:33:00 | | ДВ СМИ, новости и публикации | | «Инвестиционная привлекательность Дальнего Востока почти нулевая», - заявил в ходе недавней встречи с журналистами заместитель председателя Совета Федерации Вячеслав Штыров. Отвечая на вопросы московского корреспондента РИА «АмурПРЕСС» Сергея Акулича, сенатор | РэдЛайн, создание сайта, заказать сайт, разработка сайтов, реклама в Интернете, продвижение, маркетинговые исследования, дизайн студия, веб дизайн, раскрутка сайта, создать сайт компании, сделать сайт, создание сайтов, изготовление сайта, обслуживание сайтов, изготовление сайтов, заказать интернет сайт, создать сайт, изготовить сайт, разработка сайта, web студия, создание веб сайта, поддержка сайта, сайт на заказ, сопровождение сайта, дизайн сайта, сайт под ключ, заказ сайта, реклама сайта, хостинг, регистрация доменов, хабаровск, краснодар, москва, комсомольск |
 
Поделиться с друзьями: