Эволюция капитализма

Автор: мэр Москвы Юрий Михайлович Лужков
Статья опубликована в журнале "Наука и жизнь".

На прилавках книжных магазинов появилась и не залежалась небольшая по объему, изящно изданная книга (издательство "Московские учебники и картолитография").

Ее автор - мэр Москвы Юрий Михайлович Лужков - хорошо знает тему не только теоретически, но и, как говорится, изнутри. А тема животрепещущая, волнующая каждого. И конечно же неслучайно книге предпослан эпиграф из "Философических писем" П. Я. Чаадаева:

"Мы... лишь для того, чтобы преподать великий урок миру. Конечно, не пройдет без следа и то наставление, которое нам суждено дать, но кто знает день, когда мы вновь обретем себя среди человечества, и сколько бед испытаем мы до свершения наших судеб?"

автор книги пишет: "Развитие капитализма в современной России действительно подошло к принципиальной развилке. Наверное, самой важной за последние 10-15 лет.

Созданы основы рыночной экономики. Структура экономических отношений в России уже во многом поменялась на капиталистическую и даже устоялась. Теперь мы стоим на пороге едва ли не самых принципиальных и важных социальных реформ - образования, здравоохранения, науки, коммунального хозяйства.

Эти реформы должны окончательно перевести на современные "капиталистические рельсы" развития все общество. Не только экономику, но и весь уклад социальной жизни, который до сих пор в России во многом оставался прежним - социалистическим, базировавшимся на созданной советским государством системе социальных гарантий и социального обеспечения".

С разрешения автора предлагаем вниманию читателей журнала "Наука и жизнь" главу из упомянутой книги - "Эволюция капитализма".

Что собой представляет современный российский капитализм? В чем состоят его особенности в сравнении с мировым опытом построения капиталистических систем хозяйствования? Почему сегодня развитие капитализма в России сопровождается ростом социальных противоречий и диспропорций? Почему капиталистическая система выжила в развитых странах Запада, а теория Маркса о неизбежности социалистической революции не оправдалась? Можно ли задачу создания эффективной экономики сочетать с развитием социальной сферы общества, укреплением благосостояния народа? Ответы на эти вопросы содержатся в истории мировой эволюции капитализма.

Несбывшееся пророчество Маркса

Сразу хочу оговориться: в ряде случаев мне придется достаточно подробно цитировать классиков марксизма. Это может несколько "утяжелить" текст, но совершенно необходимо для понимания сути стоящих перед Россией проблем. Тех проблем, которые так или иначе преодолели иные страны, чей опыт мы упорно не хотим замечать. Не хотим замечать, а значит, в очередной раз в своей истории собираемся наступить на "грабли" революции и социальной катастрофы.

Вспомнить классиков следует еще и потому, что "буржуи-капиталисты" читали Маркса и Ленина гораздо лучше нас. По крайней мере они смогли извлечь из наследия марксизма необходимые выводы и преодолеть кошмар неизбежности коммунистической революции.

Несколько упрощая, можно сказать: марксизм стоит на "двух китах". Во-первых, это исследование экономических основ капитализма, логики и принципов функционирования капиталистической экономики, до сих пор во многом остающееся образцом.

А во-вторых, это анализ развития капитализма как общественно-экономической формации, теория классовой борьбы и произрастающая из названного анализа марксова теория революции, неизбежности крушения капиталистической системы под тяжестью присущих ей непреодолимых противоречий.

Прогрессивную историческую роль капитализма марксизм всегда видел в повышении производительных сил общества и обобществлении производства. Но одновременно марксизм выделял в капиталистическом способе производства присущие ему непреодолимые противоречия. Конфликт между производительными силами и производственными отношениями коренится в капиталистической частной собственности, основанной на эксплуатации и делающей "класс рабочих такой же принадлежностью капитала, как и мертвый рабочий инструмент".

В той мере, в какой "история любого общества - это история борьбы классов", собственно экономические противоречия капитализма (как способа производства) неумолимо ведут к социалистической революции и краху капитализма как общественной формации.

Одни из самых знаменитых строчек "Капитала" Маркса звучат так: "Вместе с постоянно уменьшающимся числом магнатов капитала, которые узурпируют и монополизируют все выгоды этого процесса превращения (то есть процесса обобществления производства. - Ю. Л. ), возрастает масса нищеты, угнетения, рабства, вырождения, эксплуатации, но вместе с тем растет и возмущение рабочего класса..." В итоге "монополия капитала становится оковами того способа производства, который вырос при ней и под ней. Централизация средств производства и обобществление труда достигают того пункта, когда они становятся несовместимыми с их капиталистической оболочкой. Она взрывается. Бьет час капиталистической частной собственности. Экспроприаторов экспроприируют".

Собственно говоря, история капитализма, по крайней мере до определенного момента, представляла собой сбывающийся прогноз Маркса. Но потом произошел перелом. Он заключался не только в том, что обнаружились какие-то внутренние ошибки в марксистском экономичес ком анализе капиталистической формации. Нет, просто капитализм как общественная формация нашел в себе силы к осознанию собственных пороков. Нашел в себе силы к эволюции.

"Капиталистическая оболочка" не взорвалась. Она была преобразована. Преобразована на уровне экономической теории и, что гораздо важнее, на уровне государственной политики. Государство, которое воспринималось марксизмом как примитивная "машина классового господства", как "комитет, управляющий делами класса буржуазии", постепенно осознавало свои подлинные, социальные функции. Функции создания и поддержания социального мира и устойчивости общества. Функции стимулирования и развития социальных основ и принципов капитализма.

Этот процесс был не прост и возник не на пустом месте. Ведущие индустриальные страны Запада пережили Первую мировую войну, увидели Красный Октябрь 1917 года, прошли через Великую депрессию 1929-1933 годов и еще одну - фашистскую - альтернативу развития, испытали все ужасы Второй мировой. Этот опыт "социальных катастроф" постепенно, шаг за шагом, вел к осознанию необходимости коренных социально-экономических преобразований. Вызвал к жизни и создал новый путь общественного развития.

Капитализм на Западе пережил значительные реформы, в результате которых эффективность, конкуренция и иные преимущества рыночной экономики смогли сочетаться с развитой и хорошо оснащенной социальной политикой, созданием расширенного платежеспособного спроса и массового потребления.

Вехами на этом пути были "Общая теория занятости, процента и денег" Джона Мейнарда Кейнса и возникновение принципиально новой, кейнсианской, экономической теории спроса и государственного экономического регулирования. Вехами на этом пути были "Новый курс" Франклина Рузвельта в США, насчитывающая почти столетнюю историю модель так называемого "шведского социализма", опыт политики "благосостояния для всех" Людвига Эрхарда в послевоенной Германии.

В итоге теоретически сформулированная и практически реализованная концепция "социального государства", "государства всеобщего благосостояния" - главный и наиболее позитивный из всех реализованных общественных проектов XX века. Он пропитан идеей социальной ответственности государства и социального прогресса. Он воплощает эволюцию капитализма, постепенное мирное проникновение в ткань капиталистической экономики социалистических принципов - равенства, справедливости, социального мира.

Весь опыт развития Запада в XX веке доказывает справедливость пророчества известного экономиста и социолога Йозефа Шумпетера, сделанного им в работе "Капитализм, социализм и демократия". Опровергая революционный катастрофизм Маркса и доказывая, что логика общественного прогресса предполагает неизбежное заимствование капитализмом черт социализма, Шумпетер пишет: "Капиталистическая система не погибает от экономического краха (курсив мой. - Ю. Л. ), но зато сам ее успех подрывает защищающие ее общественные институты и "неизбежно" создаст условия, в которых она не сможет выжить и уступит место социализму".

Капитализм для большинства

Может возникнуть логичный вопрос - что же именно было системной ошибкой марксизма в оценке неизбежности крушения капиталистического общества? Или, точнее, что было в XX веке исправлено в капиталистическом общественном и экономическом механизме? Почему современный капитализм больше не содержит в себе непреодолимых разногласий с идеей социального развития?

Подробному ответу на эти вопросы можно было бы посвятить отдельное исследование. Но если, придерживаясь рамок этой работы, попытаться выделить главное, то ответ будет таков. Эволюция капитализма (и как экономической теории, и как хозяйственной практики) позволила поставить его на службу большинству общества. Причем крайне важно понять, что осознание капитализмом своей социальной функции произошло не "чудом", не из-за какого-то "вируса благотворительности". Напротив, это произошло в результате здравой и рациональной оценки экономической эффективности глубокой трансформации капиталистической системы хозяйствования и общества.

Широко известно следующее высказывание Карла Маркса из второго тома "Капитала": "...рабочие, как покупатели товара, важны для рынка. Но капиталистическое общество имеет тенденцию ограничить их минимумом цены как продавцов их товара - рабочей силы".

Поясняя и развивая эту мысль Маркса, В. И. Ленин в своей работе "Развитие капитализма в России" писал: "Расширение производства без соответствующего расширения потребления (курсив мой. - Ю. Л. ) соответствует исторической миссии капитализма и его специфической общественной структуре: первая состоит в развитии производительных сил общества; вторая исключает утилизацию этих технических завоеваний массой населения. Между безграничным стремлением к расширению производства, присущим капитализму, и ограниченным потреблением народных масс (ограниченным вследствие их пролетарского состояния) есть несомненное противоречие".

Собственно говоря, сам основатель марксизма дал капиталистическому обществу "зацепку" к выживанию, разъяснил, в чем должно заключаться главное направление эволюции экономического механизма и государственной политики капитализма. Эта "зацепка", это направление развития - в создании массового потребителя, в повышении массового потребительского спроса и тем самым в создании общественного запроса не на уничтожение, а на развитие капитализма.

Сам Маркс писал об этом так: "Последней причиной всех действительных кризисов остается всегда бедность и ограниченность потребления масс (курсив мой. - Ю. Л. ), противодействующая стремлению капиталистического производства развивать производительные силы таким образом, как если бы границей их развития была лишь абсолютная потребительная способность общества".

Данный самим Марксом рецепт выживания капитализма был усвоен, как я уже говорил, Дж. Кейнсом, Ф. Рузвельтом, Л. Эрхардом, а главное - огромной массой самих капиталистов и предпринимателей. Неслучайно столь знамениты и часто цитируемы слова Генри Форда: "Я должен платить рабочим столько, сколько необходимо, чтобы они могли купить производимый ими автомобиль".

В конце концов, в соответствии с кейнсианской экономической доктриной, основным двигателем развития экономики передовых капиталистических обществ стала "экономика спроса". Потребление населения стало восприниматься как механизм, который стимулирует рост производства, решает задачу занятости, ускоряет новые исследования для производства новых товаров и техники.

Лучше же всего эту закономерность и логику "капиталистического прогресса" выразил тот же Й. Шумпетер: "Капиталистический механизм - это прежде всего механизм массового производства, что означает также производство для масс (курсив мой. - Ю. Л. )". А значит, по мнению Й. Шумпетера, капиталистический процесс неизбежно будет поднимать уровень жизни населения.

Принцип развития через рост уровня жизни большинства, повышение качества жизни масс был усвоен всем обществом, превратился в основополагающий принцип государственной политики западных стран.

Суть "государства всеобщего благосостояния", "капитализма для большинства" состоит в признании того, что есть сферы человеческой деятельности, в которых рыночные механизмы полностью не работают. Речь прежде всего идет о социальной политике. Но "система благосостояния" охватывает также здравоохранение, образование, науку, жилищные вопросы. И эти области подлежат обязательному государственному регулированию.

Смысл этого регулирования - в реализации двух задач. Во-первых, в борьбе с бедностью, смягчении негативных последствий рыночной экономики через общественное перераспределение ресурсов и предоставление государством социальных услуг. А во-вторых, в развитии "человеческого потенциала", "человеческого капитала" общества. Причем важность второй задачи стала особенно возрастать в последние десятилетия по мере перехода цивилизации к постиндустриальному типу развития, информационному обществу. Ставшая уже классичес кой теория информационного общества Д. Белла гласит, что традиционные элементы капиталистической модели прошлого - труд, капитал, земля - с развитием человеческого общества, информационных технологий теряют свое значение. Важнейшим источником прибавочной стоимости, наращивания капитала и экономического развития становится знание.

С точки зрения хозяйственного механизма капиталистического производства это означает, что, чем значительнее интеллектуальные вложения в производство, чем больше ноу-хау и научных разработок использовалось при создании продукта, тем выше его стоимость, тем эффективнее производство и тем конкурентоспособнее производимые товары.

С точки зрения социальной политики капиталистического государства это означает лишь одно: необходимость сосредоточения усилий на повышении качества жизни человека и целенаправленных вложений в развитие науки, здравоохранения, образования.

Прежде чем завершить этот экскурс в историю эволюции капитализма, нужно сказать, что я не стремлюсь идеализировать современный капитализм, современные западные общества.

Ограничение "свободной руки рынка", безусловно, стоило определенных издержек тем обществам, которые реализовывали такую стратегию. Это, прежде всего, замедление развития бизнеса в связи с ростом налогового бремени и увеличением социальных обязательств государства. Были выявлены и другие недостатки системы, например порождаемое ею социальное иждивенчество. Никуда полностью не исчезли и социальные противоречия.

Современным капиталистическим обществам все так же свойственны экономические кризисы. Со временем стали понятны ограничения и пределы применимости кейнсианской доктрины. Хотя, опять же, сама экономическая теория не стоит на месте и Нобелевские премии по экономике неокейнсианцы получать продолжают.

В значительной степени правы и те критики современного капитализма, которые утверждают, что преодоление внутренних противоречий в современных западных капиталистических обществах, сама реализуемость моделей "социального государства" стали возможны благодаря глобализации. Благодаря тому, что капитализм смог вывести "классовые разногласия" западных обществ вовне. Перенести их на отношения с "третьим миром", использовать его дешевые и доступные ресурсы.

Указания на подобные издержки и проблемы в развитии современного капитализма обоснованны и необходимы. Глупо и недальновидно идеализировать ситуацию. Но не следует отвергать и самое главное - только переход на траекторию развития социальных основ экономики, только эволюция капитализма к модели "государства всеобщего благосостояния" позволили современному обществу выжить.

Надо сказать и о том, что западные страны "научились" достаточно тонко регулировать соотношение либерального и социального направлений в политике и экономике. В последние десятилетия мы являемся свидетелями своеобразных циклов, "легких волн" в развитии западных стран. В одно время здесь одерживают победу либералы и создаются лучшие условия для развития экономического потенциала стран, но хуже решаются социальные проблемы. Потом, однако, баланс восстанавливается. Граждане этих стран голосуют за социалистов, которые уделяют особое внимание социальной политике, улучшают ситуацию в этой сфере, хотя часто и в ущерб "либераль ным задачам" развития экономики. В результате на очередных выборах цикл смены социалистов и либералов у власти запускается вновь.

В конечном счете эта система "легких волн" обеспечивает главное - адаптацию и общества, и социально-экономического курса к условиям жизни страны. Соответствующие политические и социально-экономические циклы уводят от экономических кризисов, с одной стороны, и социальных протестов - с другой.

Применительно к России это означает необходимость прежде всего перейти к социальному типу развития, а уже потом решать все остальные проблемы, как говорится, "по мере их поступления". Отвергать путь социального прогресса, оставаться в плену социал-дарвинистских представлений о рыночной экономике - это все равно, что действовать по принципу "чего жить, все равно помрем".

Реформа отношения к людям

К сожалению, говорить сегодня о развитии социальных основ капитализма в России пока не приходится.

Наше правительство часто рассуждает о том, что в условиях глобальной экономической конкуренции от государства требуются такие качества и способности, которые в совокупности делают его своего рода "государством-корпорацией".

По этой логике государство просто обязано трансформироваться в некую "суперфирму", действующую по законам бизнеса и нацеленную на максимизацию экономической эффективности. Отсюда - столь распространенные требования сокращения государственных расходов, налогового бремени, даже сокращения социальных обязательств государства - в общем, всех "непроизводительных" затрат.

Такое примитивное понимание экономической эффективности государства опасно далеко от логики социального и экономического развития в современном мире. Как мы только что видели на примере эволюции капитализма в XX веке, эта точка зрения является и безграмотной и губительной.

Социальная политика - залог и выражение конкурентоспособности общества. Современное общество не может развивать себя лишь в экономическом измерении, да еще понятом с бухгалтерской непосредственностью. Если в современном мире развитие обеспечивают знания, интеллект и создаваемые ими новые возможности, то очевидно, что основой развития, наиболее выгодными инвестициями становятся инвестиции в человека, в развитие человеческого потенциала России.

"Больше социальности" - главный лозунг сегодняшнего дня в России. Здесь на повестку дня и выходит та главная реформа, которая необходима нашему обществу и которая единственная может дать требуемые ресурсы и возможности для модернизации социального сектора.

Эта главная реформа заключается в преодолении исторически сложившейся у нас недооценки труда, в коренном изменении политики доходов населения. Речь идет о необходимости кардинально, в разы поднять трудовую заработную плату, обеспечить рост жизненного уровня населения. Дать наконец сигнал обществу, что человек превращается в цель преобразований, а не является просто ресурсом экономики, наряду с нефтью.

Мировой опыт показывает, что стимулирование общественного потребления - весьма эффективный инструмент ускорения экономического развития страны. Увеличение зарплат и пенсий, введение льготных условий банковских кредитов, продление сроков кредитования на длительные периоды времени - все это может стать тем набором мер, которые в совокупности смогут обеспечить развитие российской экономики в той ее части, которая не занята исключительно выкачиванием и продажей содержимого национальных недр.

Капитализм осознал свое социальное содержание и необходимость внутренних изменений, когда от задачи расширения производства и концентрации собственности перешел к задаче расширения сбыта и поиска потребителя. Потребителя платежеспособного, массового и устойчивого.

Кроме того, только когда основная масса граждан сможет оплатить из своих доходов продукты питания, одежду, жилье, здравоохранение и образование для себя и своих детей, только тогда появится и моральное право, и экономическая возможность переводить так называемые "социальные отрасли" в рынок.

Сейчас - явно рано. Чтобы это доказать, достаточно привести несколько фактов. 1,7 доллара в час - именно столько в среднем составляет сегодня зарплата в России. Таковы данные Института социально-экономических проблем народонаселения (ИСЭПН) РАН. По этому показателю мы отстаем не только от благополучной Европы или США. Согласно тем же расчетам ученых Российской академии наук, в Южной Корее средняя часовая оплата труда составляет 7,2 доллара, в Мексике - 4,5, даже в Турции - 2,6.

Еще более поразительные данные приводит руководитель секции экономики Отделения общественных наук РАН академик Дмитрий Семенович Львов. Оказывается, в России человек, произведший товаров на рубль, получает за это всего 33 копейки. В Японии, Европе, США - не меньше 70-75 копеек. Да, производительность труда у нас намного ниже, чем в тех же странах Запада. Но недооценка труда, даже на этом фоне, огромна. Согласно тем же данным академика Львова, наш среднестатистический работник производит на один доллар зарплаты в 3 раза больше, чем европеец или американец.

В результате, по данным ИСЭПН РАН, структура бедности в России существенно отличается от характерной для Европы, других развитых стран. В этих странах бедность - "удел" прежде всего социально не адаптированных, нетрудоспособных граждан. У нас же социальная структура бедности выглядит следующим образом: почти 40% "бедняков" - трудоспособные, работающие граждане, которым созданы такие условия труда, что ни о каком расширенном экономическом и социальном воспроизводстве и речи быть не может.

Не в этих ли цифрах кроется главная червоточина наших экономических реформ? И не в них ли находится ключ к переходу общества на качественно новый уровень развития?

Для многих, слишком многих наших высокопоставленных реформаторов эта тема своего рода табу. Максимум, чего от них можно добиться, это закатывания глаз по поводу якобы неизбежной галопирующей инфляции. Хотя, например, по оценкам большинства экспертов, осуществленные сегодня в связи с "монетизацией" дополнительные незапланированные социальные расходы бюджета добавят к инфляции всего лишь 0,2-0,5%.

Данный вопрос слишком важен, чтобы от него просто отмахнуться. Необходимы серьезное обсуждение и тщательный анализ. Тем более, если назрели столь кардинальные реформы в социальной сфере, принимаются решения снять с госбюджета дотирование большинству граждан расходов на жилье, здравоохранение, образование. Только вот наши реформаторы все норовят повесить этот груз на граждан, ничем им его не компенсировав.

Так что поставленные вопросы не только экономические, но главным образом политические. Принципиальное решение о переходе к новой политике доходов населения, об увеличении трудовых зарплат - это неизбежная и необходимая плата государства за "реформаторский шок" минувшего десятилетия.

Недавно в Госдуме главе Минэкономразвития Герману Грефу задали вопрос о том, когда же минимальная зарплата достигнет наконец прожиточного минимума. Смысл его ответа таков: если продолжится опережающий рост ВВП, то через несколько лет над этим вопросом можно будет подумать.

Пока же прогнозируемое расчетное соотношение между среднегодовой величиной минимального размера оплаты труда - МРОТ - и среднегодовым прожиточным минимумом на 2005 год составит, по расчетам Минфина, 24,5%. Что практически совпадает с данными 2002 года (24, 4%).

Решение о повышении минимального размера оплаты труда с 1 января 2005 года с 600 до 720 рублей с перспективой доведения МРОТ до 1100 рублей с 1 мая 2006 года, к сожалению, принципиально ситуации не меняет. Так же как и обещание федерального правительства повысить средний размер зарплаты в экономике в два раза к 2008 году. Все эти действия укладываются в логику пусть и прогрессирующей, но нынешней, устаревшей политики доходов населения.

Боюсь, что и через несколько обещанных лет ситуация кардинально не изменится. Дело в том, что, как утверждают социологи, глобализация может порождать такое явление, как "обедняющий рост".

Смысл этого феномена в том, что сохранение низкой заработной платы трудового населения может стать для государства способом укрепления своих позиций в этой самой глобальной конкуренции. Как только дешевая рабочая сила становится вашим конкурентным преимуществом, вы попадаете в ловушку - обеспечение дальнейшего экономического роста будет сопровождаться консервацией бедности населения.

Выход из этой ситуации может заключаться только в проведении государством принципиально новой политики повышения доходов населения. Причем не просто повышения, но и выравнивания.

Наша проблема заключается не только в низком уровне реальных доходов населения, но и в том, что в России очень высока их дифференциация. Огромно и превышает все социологические нормативы социальное расслоение. По статистике МЭРТ, сегодня дифференциация населения по уровню доходов не сокращается, а растет. Если в 2003 году разница в доходах 10% наиболее и наименее обеспеченного населения составляла 14,5 раза, то в 2004 году - уже 14,8.

Никто не спорит с официальными данными, согласно которым средний размер зарплаты за последние годы номинально вырос в 4-5 раз, а благодаря текущим решениям по повышению МРОТ вырастет еще на 84%. Оставим даже сейчас в стороне и тот факт, что в реальности этот рост значительно меньше из-за инфляции и опережающего роста тарифов и иных услуг. Например, по итогам 2004 года, при годовом темпе инфляции 11,7% рост тарифов ЖКХ составил более 23%, медицинские услуги и образование подорожали на 13,5%.

Принципиально важно другое. Уже упоминавшийся Институт социально-экономических проблем народонаселения РАН провел исследование, как изменялся за годы реформ душевой доход у различных групп населения. Оказалось, что 80% населения России обеднели и лишь 20% стали богаче. Причем 2% населения увеличили свои доходы в десять раз. А самые бедные 20% населения в течение 1990-х годов обеднели еще в два раза.

Если в последние годы эта ситуация и начала меняться, то не слишком сильно. Проблема растущей социальной дифференциации, при которой простая статистика роста доходов превращается в пресловутую "среднюю температуру по больнице", никуда не исчезает.

Приведу еще одну выкладку из исследования ИСЭПН РАН: сегодня в России "увеличение ВВП на 1 рубль вызывает рост доходов у 20% "верхних", то есть лиц с наиболее высокими доходами, на 3 рубля, а у 20% "нижних", имеющих наименьшие доходы, - всего на 15 копеек". Иначе говоря, "обедняющий рост" в условиях глобальной конкуренции дополняется у нас еще и "растущим обеднением" незащищенных слоев населения.

Если мы и дальше будем рассчитывать на то, что рост экономики сам по себе и без целенаправленной социальной политики государства приведет к ликвидации бедности, то результат будет прямо противоположным.

Читать комменты и комментировать

Добавить комментарий / отзыв



Защитный код
Обновить

Эволюция капитализма | | 2010-08-19 04:05:45 | | Бизнес статьи | | Автор: мэр Москвы Юрий Михайлович Лужков Статья опубликована в журнале Наука и жизнь. На прилавках книжных магазинов появилась и не залежалась небольшая по объему, изящно изданная книга (издательство | РэдЛайн, создание сайта, заказать сайт, разработка сайтов, реклама в Интернете, продвижение, маркетинговые исследования, дизайн студия, веб дизайн, раскрутка сайта, создать сайт компании, сделать сайт, создание сайтов, изготовление сайта, обслуживание сайтов, изготовление сайтов, заказать интернет сайт, создать сайт, изготовить сайт, разработка сайта, web студия, создание веб сайта, поддержка сайта, сайт на заказ, сопровождение сайта, дизайн сайта, сайт под ключ, заказ сайта, реклама сайта, хостинг, регистрация доменов, хабаровск, краснодар, москва, комсомольск |
 
Поделиться с друзьями: