Леонид Брежнев и его эпоха

Леонид Брежнев и его эпоха

 В 1970-е годы трудно было представить, что когда-то мы будем отмечать (даже в смысле: фиксировать) столетие со дня рождения Брежнева. Интересен ли Брежнев как личность? Конечно, нет. Будучи по-человечески симпатичнее большинства своих предшественников и преемников он, конечно же, был тем, что именуют «серой личностью». Но он и не мог быть другим, иначе никогда не сделал бы карьеры при том антиестественном отборе, который был характерен для номенклатуры и усиливался по нарастающей, кульминировав в Горбачёве и его команде. Брежнев тем и интересен, что был ярким представителем и выразителем интересов зрелой, сытой, а потому в целом незлой, не стремящейся лить кровь номенклатуры. Брежнев был воплощением этого типа. Поэтому в столетний юбилей Брежнева надо говорить не столько о нём, сколько о модели и эпохе, которую он выражал, а точнее отражал.

Брежневская эпоха интересна не только сама по себе. Она стала снятием противоречий, накопившихся в советском обществе в 1920-е – 1950-е годы (особенно в 1950-е) и в то же время в её недрах возникли острейшие противоречия, которые вышли наружу в 1980-е и были разрешены посредством горбачевизма и ельцинизма. Сегодня эти противоречия в их снятом виде уже почти не существуют – эпоха, начавшаяся на рубеже 1960-х – 1970-х у нас и в мире стремительно подходит к концу, и юбилей Брежнева – хороший повод попрощаться с ней.

Согласно одному из мифов, брежневизм – это частичная реставрация сталинизма. В основе данного мифа лежит полное непонимание социосистемной природы номенклатуры. Номенклатура возникла и всю раннюю стадию своего развития просуществовала как слой, не имевший физических, социальных и экономических гарантий своего существования. С Хрущёвым в 1953-56 гг. номенклатура решила проблему физических гарантий и начала борьбу за социальные экономические гарантии. На этом пути встал Хрущёв. Его устранение в 1964 г. стало основой обеспечения экономических и социальных гарантий и открыло «золотой век» номенклатуры как статусной группы (господство горизонтальной мобильности/ротации над вертикальной, возможности расхищения, обогащения, минимум ответственности).

Брежневский режим был намного дальше от сталинского, чем хрущёвский: брежневизм есть устранение из хрущевизма почти всего, что оставалось от сталинизма. Именно брежневская модель, а не хрущёвская переходная фаза к ней от сталинской была реальной «оттепелью»: единственное тепло, которое мог выделять коммунизм – это тепло гниения. Зрелость и начало разложения номенклатуры транслировались на весь социум. Принцип алкаша Феди из гайдаевской «Операции Ы»: «к людям надо мягше, а на вопросы смотреть ширше» – вот девиз брежневской эпохи. Иногда говорят: при Брежневе начали сажать диссидентов. Но прежде, чем сажать, надо, чтобы они появились. Диссидентское движение, невозможное при Хрущёве (уж он-то показал бы «пидарасам» «кузькину мать»), развернулось именно при Брежневе. Да, исторический коммунизм с человеческим лицом это коммунизм с лицом Брежнева – воровато-глуповатый коммунизм с сильно выраженными олигархическими, ведомственными и обкомовскими чертами. Но «человеческого» реального коммунизма у Истории до сих пор нет.

У обретения номенклатурой социальных и экономических гарантий была ещё одна сторона: усиление средневерхнего (ведомства, обкомы) уровня власти, произошедшее в брежневское время. Эта тенденция нарастала после окончания войны. Так, если в 1939 г. секретари ЦК республиканских компартий, крайкомов и обкомов составляли 20%, то в 1952 г. – уже 50%. Брежневизм был триумфом руководителей именно этого – обкомовско-ведомственного – уровня, усилением их позиций по отношению к центроверху. Ясно, что это тормозило превращение СССР в единую народно-хозяйственную систему (на XXIII съезде КПСС – 1966 г.! – была выдвинута идея создания территориально-производственных комплексов, которые должны были превратить страну в единый народно-хозяйственный комплекс), и полностью задача эта так и не была решена.

По сути, брежневский период стал временем олигархизации коммунистической власти. С ней произошло то же, что с самодержавием в конце XIX в. Но это – одна сторона. Другая сторона – в том, что «истком» в конце своего развития во многом воспроизвёл, по крайней мере внешне, во властном и экономическом плане генетическую, нэповскую стадию своего развития – олигархическая власть, коррупция, триумвират «комначальник – трестовик – нэпман» (последний в роли барыги).

Не менее ошибочно противопоставлять «застой» «перестройке»: горбачёвская эпоха, несмотря на внешний разрыв с брежневской, логически вытекает из неё, развивает целый ряд её тенденций, снимает некоторые важнейшие её противоречия. Если в брежневскую эпоху в виде партхозкриминальных кланов и роста своеволия ведомств в недрах исторического коммунизма в качестве его элемента и антиэлемента одновременно сформировался слой его могильщиков, то в горбачёвскую эпоху этот слой получил возможность выйти из тени и укрепиться (законы об индивидуальной трудовой деятельности от 19.11.1986 г. и о государственном предприятии от 30.06.1987 г.), а в ельцинскую – приватизировать исторический коммунизм и отсечь от созданного за советский период «общественного пирога» 90% населения.

Слой «отсекателей» был выпестован в брежневскую эпоху. Но и слой отсекаемых тоже! Формально советское общество стало урбанистическим в брежневский период. Именно он стал временем расцвета советского среднего класса, увеличения его благосостояния, включая гарантированные государством услуги. Пока цены на нефть ползли вверх, оба социальных кластера, порождённые брежневизмом, – «социотриумвиры» (номенклатура – хозяйственники – теневики/криминалитет) и средний класс увеличивали своё благосостояние (разумеется, с разной скоростью и в разных объёмах). Однако скрытое противоречие между ними существовало. Это противоречие, пожалуй, было главным из возникших в брежневскую эпоху.

В середине 1980-х, когда по команде американцев саудийцы обрушили цены на нефть, это противоречие резко и стремительно вышло на первый план. В новых условиях уже для сохранения прежнего уровня потребления, привилегий и тем более их увеличения номенклатуре не хватало качества статусной группы, квазикласса. Нужно было либо возвращаться к уровню рубежа 1960-х – 1970-х, либо превращаться из статусной группы в класс собственников. Источником этого превращения («первоначального накопления») мог быть только советский средний класс, который «на выходе из коммунизма» предстояло экспроприировать так же, как «на входе» номенклатура экспроприировала крестьянство. Однако в конце ХХ в. на пути такого «мероприятия» стоял СССР как держава с её ВПК, силовым комплексом и идеологией, короче – система исторического коммунизма в целом.

По сути, если очистить перестройку и события первой половины 1990-х годов от «исторической пыли» и свести их к чистой логике, то это была борьба между частью номенклатуры, связанными с ней хозяйственными сегментами, теневиками/криминалом и иностранным капиталом с одной стороны, и советским (а затем экссоветским) средним классом, с другой. Так реализовалось противоречие, сформировавшееся в брежневскую эпоху благодаря её достижениям. Средний класс потерпел поражение, был уничтожен и превратился в «новую бедноту»: если в 1989 г. в Восточной Европе (включая европейскую часть СССР) за чертой бедности жило 14 млн. чел., а в 1996 г. – 169 млн. Таким образом, брежневская эпоха сформировала два основных, латентно антагонистических слоя зрелого коммунистического общества (одна из ранних фиксаций-осознаний этого факт – перелом в творчестве братьев Стругацких к середине 1960-х годов) и в её конце был поставлен ленинский вопрос «кто – кого?». Горбачёвщина первой стала ответом на этот вопрос, а ельцинщина – окончательным его решением.

В брежневский период не только сформировалось базовое противоречие зрелого «исткома», но и были созданы некоторые условия его перспективного разрешения в пользу номенклатуры, получившей мощное дополнительное оружие мирового уровня. Речь идёт о нефти. Если в сталинской модели – сначала аграрно-индустриальной, а затем индустриально-аграрной – экономика обуславливалась ВПК, то в брежневской модели наряду с ВПК всё большую, нарастающую роль играл сырьевой сектор – нефть и газ. Доля топливно-энергетического комплекса (ТЭК) в экспорте постоянно увеличивалась: с 1960 по 1985 г. она выросла с 16,2% до 54,4%, а доля сложной техники упала с 20,7% до 12,5% (в 1980 г. советский ТЭК давал 10% мировой добычи нефти и газа).

Именно по сырьевой линии СССР экономически интегрировался в мировую систему, что привело к оформлению в брежневский период ещё одного серьёзного противоречия, взорвавшегося во второй половине 1980-х годов. Как системный антикапитализм СССР мог существовать только на вэпэковской основе, как автаркичное целое – мегавэпэкапарк, противостоящий капсистеме. Как часть этой мировой (капиталистической) экономики, в которую СССР начал активно интегрироваться с середины 1950-х годов, он мог выступать главным образом как сырьевой придаток этой системы. В результате возникало острейшее противоречие между антисистемными и (кап)системными характеристиками положения СССР (и его господствующих групп) в мировой системе. Разрешиться оно могло либо по линии окончательного создания альтернативной капитализму высокотехничной цивилизации (объективно это требовало отстранения от власти значительной части номенклатуры и выхода на первый план наиболее активной части среднего класса), либо по линии превращения СССР в сырьевую полупериферию, а затем и периферию капсистемы с неизбежным демонтажём «исткома» и СССР под руководством сырьевой и региональной номенклатуры в союзе с иностранным капиталом. В брежневской модели это противоречие не достигло остроты, но сформировалось оно именно в этой модели (структуре), кратко- и среднесрочные достижения которой стали причиной крушения системы в долгосрочной перспективе. 

Фурсов Андрей Ильич
Московские новости, 2006, № 48

Источник: http://www.razumei.ru/lib/article/1690

Читать комменты и комментировать

Добавить комментарий / отзыв



Защитный код
Обновить

Леонид Брежнев и его эпоха | | 2013-01-03 11:44:00 | | Блоги и всяко-разно | |  В 1970-е годы трудно было представить, что когда-то мы будем отмечать (даже в смысле: фиксировать) столетие со дня рождения Брежнева. Интересен ли Брежнев как личность? Конечно, нет. Будучи | РэдЛайн, создание сайта, заказать сайт, разработка сайтов, реклама в Интернете, продвижение, маркетинговые исследования, дизайн студия, веб дизайн, раскрутка сайта, создать сайт компании, сделать сайт, создание сайтов, изготовление сайта, обслуживание сайтов, изготовление сайтов, заказать интернет сайт, создать сайт, изготовить сайт, разработка сайта, web студия, создание веб сайта, поддержка сайта, сайт на заказ, сопровождение сайта, дизайн сайта, сайт под ключ, заказ сайта, реклама сайта, хостинг, регистрация доменов, хабаровск, краснодар, москва, комсомольск |
 
Поделиться с друзьями: